• Map Information

Сравнительный анализ учений о государстве Т. Гоббса и Дж. Локка

By Firtenkash

Added: October 21, 2011 13:47:21

4989 views | 50 downloads

  • Comments (0)
  • Outline

Сравнительный анализ учений о государстве Т. Гоббса и Дж. Локка

Сравнительный анализ учений о государстве Т. Гоббса и Дж. Локка
A1 Джон Локк
A1.1 Биография

1632-1704.

A1.2 Труды
A1.2.1 Два трактата о государственном правлении

1690.

A1.3 Рассуждения
A1.3.1 Общественный договор

В отличии от Гоббса с его тезисом о «войне всех против всех», Локк считает первоначальной абсолютной свободе людей не источник борьбы, а выражение естественного их равенства и готовности следовать разумным естественным, природным законам. Эта естественная готовность людей приводит их к осознанию того,что в интересах общего блага необходимо, сохранив свободу, часть функции отдать правительству, которое призвано обеспечить дальнейшее развитие общества. Так достигается общественный договор между людьми, так возникает государство. История политических и правовых учений. М. 1994. С. 270. Государство представляет собой, по Локку, совокупность людей, соединившихся в одно целое под эгидой ими же установленного общего закона и создавших судебную инстанцию, правомочную улаживать конфликты между ними и наказывать преступников . Локк Дж., О государственном правлении.// избранные философские произведения: в 2-х томах М., 1960.С.54 От всех прочих форм коллективности (семей, господских владений) государство отличается тем, что лишь оно воплощает политическую власть, т.е. право во имя общественного блага создавать законы для регулирования и сохранения собственности, а также право применять силу общества для исполнения этих законов и защиты государства от нападения извне. Строя государство добровольно, прислушиваясь только к голосу разума, люди предельно точно отмеряют тот объем полномочий, которые они затем передают государству. О каком-нибудь полном, тотальном отказе индивидов от всех принадлежащих им естественных прав и свобод в пользу государства у Локка нет и речи. Право на жизнь и владение имуществом, свободу и равенство, человек не отчуждает никому и ни при каких обстоятельствах. Эти неотчуждаемые ценности - окончательные границы власти и действия государства, преступать которые ему заказано. Цель этого объединения – общее благо. Вопрос, считал ли сам Локк как и многие другие представители школы естественного права общественный договор историческим фактом или просто пользовались им как рационалистической схемой, методом обоснования определенной политической платформы, остается открытым. Второе решение остается более вероятным. *** По д ж. Локку, до возникновения государства люди пребывают в естественном состоянии. В предгосударственном общежитии нет “войны всех против всех”. Индивиды, не испрашивая ничьего разрешения и не завися ни от чьей воли, свободно распоряжаются своей личностью и своей собственностью. Господствует равенство, “при котором всякая власть и всякое право являются взаимными, никто не имеет больше другого”. Чтобы нормы (законы) общения, действующие в естественном состоянии, соблюдались, природа наделила каждого возможностью судить преступивших закон и подвергать их соответствующим наказаниям. Однако в естественном состоянии отсутствуют органы, которые могли бы беспристрастно решать споры между людьми, осуществлять надлежащее наказание виновных в нарушении естественных законов и т. д. Все это порождает обстановку неуверенности, дестабилизирует обычную размеренную жизнь. В целях надежного обеспечения естественных прав, равенства и свободы, защиты личности и собственности люди соглашаются образовать политическое сообщество, учредить государство. д ж. Локк особенно акцентирует момент согласия: “ Всякое мирное образование государства имело в своей основе согласие народа”.

A1.3.2 Обязанности государства

Основная цель государства —защита естественных прав людей, прав на жизнь, свободу и собственность. люди отдают государству лишь часть своей естественной свободы. Государство обязано защищать их естественные права на собственность, жизнь, свободу. Государство при этом не обладает абсолютной произвольной властью. Общественный договор предполагает, по мнению Локка, и ответственность государства перед гражданами. Если государство не выполняет своего долга перед людьми, если оно нарушает естественные свободы —люди вправе бороться против такого государства История политических и правовых учений. М. 1994. С. 270. *** Государство представляет собой, по д ж. Локку, совокупность людей, соединившихся в одно целое под эгидой ими же установленного общего закона и создавших судебную инстанцию, правомочную улаживать конфликты между ними и наказывать преступников. От всех прочих форм коллективности (семей, господских владений, хозяйственных единиц) государство отличается тем, что лишь оно воплощает политическую власть, т. е. право во имя общественного блага создавать законы (предусматривающие различные санкции) для регулирования и сохранения собственности, а также право применять силу сообщества для исполнения этих законов и защиты государства от нападения извне. Государство есть тот социальный институт, который воплощает и отправляет функцию публичной (у д ж. Локка -- политической) власти. Неверно, однако, выводить таковую из якобы врожденных, данных самой природой каждому отдельному лицу свойств-дозволений заботиться о себе (плюс об остальной части человечества) и наказывать проступки других. д ж. Локк именно в указанных “естественных” свойствах индивида усматривал первоначальное право и источник как “законодательной и исполнительной власти, а равно и самих правительств и обществ”. Здесь перед нами яркое проявление того индивидуализма, который пронизывает содержание практически всех либеральных политико-юридических доктрин. Государство получает от образовавших его людей ровно столько власти, сколько необходимой достаточно для достижения главной цели политического сообщества. Заключается же она в том, чтобы все (и каждый) могли обеспечивать, сохранять и реализовывать свои гражданские интересы: жизнь, здоровье, свободу “и владение такими внешними благами, как деньги, земли, дома, домашняя утварь и т.д.” Все перечисленное Дж.Локк называл одним словом-- собственность.

A1.3.3 идеал —английская конституционная монархия
A1.3.4 Закон и законность

На закон и законность Локк возлагал очень большие надежды. В установленном людьми общем законе, признанном ими и допущенном по их общему согласию в качестве меры добра и зла для разрешения всех коллизий, он усматривал первый конституирующий государство признак. Закон в подлинном смысле - отнюдь нелюбое предписание, исходящее от гражданского общества в целом или от установленного людьми законодательного органа. Титул закона имеет лишь тот акт, который указывает разумному существу поведение, соответствующее его собственным интересам и служащее общему благу. Если такой нормы-указания предписание в себе не содержит, оно не может считаться законом. Кроме того закону должны быть присущи стабильность и долговременность действия. Свобода, по Локку – это не анархия, что стремились внушить Филмер и другие сторонки абсолютизма, и гарантия от произвола, она – основа всех других прав человека, ибо, потеряв свободу человек ставит под угрозу свою собственность, благополучие, жизнь. У него нет больше средств их защитить . Философский энциклопедический словарь. М. 1989. С. 322-323. Ратуя за режим законности, он настаивал на следующем положении: кто бы конкретно ни обладал верховной властью в государстве, ему вменяется “ управлять согласно установленным постоянным законом, провозглашенным народом и известным ему, а не путем импровизированных указов”. Законы тогда способствуют достижению “главной и великой цели” государства, когда их все знают и все выполняют. В государстве абсолютно никто, никакой орган не может быть изъят из подчинения его законам. Высокий престиж закона проистекает из того, что он, по Локку, решающий инструмент сохранения и расширения свободы личности, который также гарантирует индивида от произвола и деспотической воли других лиц. «Там, где нет законов, там нет и свободы».

A1.3.5 Права граждан

Власть не может покушаться на неотчуждаемые права граждан. Первым из них Локк считал : • право собственности – и любое посягательства на него (лишение части собственности, повышения налогов) рассматривалось как проявление деспотизма. • свобода мнений – по Локку, неотъемлемое право человека. Он полагал, что в сфере суждений каждый является высшей и абсолютной властью. Этот принцип распространяется и на религиозные убеждения, но свобода веры, по его мнению не безгранична, она лимитируется соображениями морали и порядка. Признание свободы совести Локк не распространяет на атеистов, магометан и католиков, он отставал в этом отношении от левеллеров.

A1.3.6 Контроль государства; разделение властей; восстания

Локк предусматривает особый конституционный механизм, мешающий государству выходить за рамки своих полномочий, становясь тем самым деспотическим. Его важнейшие компоненты – принципы разделения власти и законности. Что – бы не допускать концентрации власти в руках руководства, которое получило бы тем самым возможность обратить к своей выгоде и создания законов и претворения их в жизнь. Локк предлагает не соединять законодательную и исполнительную власть и подчинить законодателей действию ими же созданных законов, осуществляемых исполнительной властью. Это один из важнейших принципов Локка, и он оказал большое влияние на последующую политическую мысль и став одним из главных принципов буржуазной государственности . Маркс К. и Энгельс Ф. , Соч., Т. 2. С. 139. Принципы законности заключаются в том что «ни для одного человека, находящегося в гражданском обществе, не может быть сделано исключение из законов этого общества». Он предполагает также четкую законодательную регламентацию структуры, целей и компетенции всех государственных органов. Силой закона по Локку обладает лишь акт законодательного органа, сформированного народом. В тоже время Локк понимает законность не только в формальном смысле, т.е. как соблюдение законов, утвержденных в соответствии с правилами. Он считал, что и сами законодатели не должны нарушать законов природы. Наконец, в качестве чрезвычайной меры контроля Локк называет разрыв народом соглашения с правительством. Локк исходит из того, что, вверяя высшую т.е. законодательную власть какому-то органу народ лишается суверенитета « и поэтому все еще остается у народа верховная власть отстранять или изменять состав законодательного органа, когда народ видит, что законодательная власть действует вопреки оказанному ей доверию». Отсюда право народа на восстание для восстановления попранной правительством свободы. При этом восстание не должно быть актом меньшинства. Признание этого права не приведет по мнению Локка, к разрушению гражданского общества, ибо народ в целом не склонен браться за оружие по пустякам, он верит в здравый смысл суверенного народа и объявляет его единственным судьей в вопросах о том, действует ли власть в соответствии с оказанным ей доверием . Нарский И. С. , Философия Дж. Локка. М., 1960 С 34.

A1.3.7 Формы государственной власти

Формы государственной власти В классификации форм государства Локк придерживался трехчленной системы (демократия, олигархия и монархия) не исключая возможность промежуточных форм, но любую законную форму правления он ставит на почву общественного договора, объявляя ее производной от народного суверенитета, возникающей по доверенности. Абсолютная монархия вообще не признавалась им формой гражданского правления. Локк отлично понимал, что нет таких идеальных государственных форм, которые были бы раз и навсегда застрахованы от опасности вырождения в тиранию - политический строй, где имеет место “осуществление власти помимо права”. Когда органы власти начинают действовать, игнорируя право и общее согласие, обходя надлежащим образом принятые в государстве законы, тогда не только дезорганизуется нормальное управление страной и становится беззащитной собственность, но порабощается и уничтожается сам народ. Ссылки узурпаторов таким способом обеспечить порядок, спокойствие и мир в государстве Локк парировал указанием на то, что желаемое тиранами спокойствие есть вовсе не мир, а ужаснейшее состояние насилия и грабежа, выгодное единственно разбойникам и угнетателям . История политических и правовых учений. М. 1994. С. 274. В отношении правителей, которые осуществляют над своим народом деспотическую власть, у людей остается лишь одна возможность - “воззвать к небесам”, применить силу против “ несправедливой и незаконной силы”. По закону, “изначальному и превосходящему все людские законы” , народ “обладает правом судить о том, судить о том, имеется ли у него достаточный повод обратиться к небесам”. Суверенитет народа , по Локку, в конечном счете (и это явно обнаруживается в кризисных ситуациях) выше, значительнее суверенитета созданного им государства. Если большинство народа решает положить предел наглости нарушивших общественный договор правителей, то вооруженное народное восстание с целью вернуть государство на путь свободы, закона, движения к общему благу будет совершенно правомерным. Сменяемость форм в соответствии с волей общества признавалась естественной. Локк не высказался вполне определенно, какую форму государства следует считать наилучшей. Он назвал однажды демократию совершенной формой правления, но не возражал и против наследственной монархии при условии ограниченной власти короля, превращая его в символ государства, движимого общей волей общества, объявленной в его законах. Это напоминало систему, которую хотели установить виги в результате переворота в 1688 году.

A1.4 Готовое
A1.4.1 1

Государство по Джону Локку. Государство представляет собой, по Локку, совокупность людей, соединившихся в одно целое под эгидой ими же установленного общего закона и создавших судебную инстанцию, правомочную улаживать конфликты между ними и наказывать преступников. От всех прочих форм коллективности (семей, господских владений) государство отличается тем, что лишь оно воплощает политическую власть, т.е. право во имя общественного блага создавать законы для регулирования и сохранения собственности, а также право применять силу общества для исполнения этих законов и защиты государства от нападения извне. Строя государство добровольно, прислушиваясь только к голосу разума, люди предельно точно отмеряют тот объем полномочий, которые они затем передают государству. О каком-нибудь полном, тотальном отказе индивидов от всех принадлежащих им естественных прав и свобод в пользу государства у Локка нет и речи. Право на жизнь и владение имуществом, свободу и равенство, человек не отчуждает никому и ни при каких обстоятельствах. Эти неотчуждаемые ценности - окончательные границы власти и действия государства, преступать которые ему заказано. Цель этого объединения - общее благо. Вопрос, считал ли сам Локк, как и многие другие представители школы естественного права, общественный договор историческим фактом или просто пользовались им как рационалистической схемой, методом обоснования определенной политической платформы, остается открытым. Второе решение остается более вероятным. На закон и законность Локк возлагал очень большие надежды. В установленном людьми общем законе, признанном ими и допущенном по их общему согласию в качестве меры добра и зла для разрешения всех коллизий, он усматривал первый конституирующий государство признак. Закон в подлинном смысле - отнюдь не любое предписание, исходящее от гражданского общества в целом или от установленного людьми законодательного органа. Титул закона имеет лишь тот акт, который указывает разумному существу поведение, соответствующее его собственным интересам и служащее общему благу. Если такой нормы-указания предписание в себе не содержит, оно не может считаться законом. Кроме того закону должны быть присущи стабильность и долговременность действия. Свобода, по Локку - это не анархия, что стремились внушить Филмер и другие сторонки абсолютизма, и гарантия от произвола, она - основа всех других прав человека, ибо, потеряв свободу, человек ставит под угрозу свою собственность, благополучие, жизнь. У него нет больше средств их защитить. Ратуя за режим законности, он настаивал на следующем положении: кто бы конкретно ни обладал верховной властью в государстве, ему вменяется “управлять согласно установленным постоянным законом, провозглашенным народом и известным ему, а не путем импровизированных указов”. Законы тогда способствуют достижению “главной и великой цели” государства, когда их все знают и все выполняют. В государстве абсолютно никто, никакой орган не может быть изъят из подчинения его законам. Высокий престиж закона проистекает из того, что он, по Локку, решающий инструмент сохранения и расширения свободы личности, который также гарантирует индивида от произвола и деспотической воли других лиц. «Там, где нет законов, там нет и свободы». Власть не может покушаться на неотчуждаемые права граждан. Первым из них Локк считал: - право собственности - и любое посягательства на него (лишение части собственности, повышения налогов) рассматривалось как проявление деспотизма. - свобода мнений - по Локку, неотъемлемое право человека. Он полагал, что в сфере суждений каждый является высшей и абсолютной властью. Этот принцип распространяется и на религиозные убеждения, но свобода веры, по его мнению, не безгранична, она лимитируется соображениями морали и порядка. Признание свободы совести Локк не распространяет на атеистов, магометан и католиков, он отставал в этом отношении от левеллеров. Локк предусматривает особый конституционный механизм, мешающий государству выходить за рамки своих полномочий, становясь тем самым деспотическим. Его важнейшие компоненты - принципы разделения власти и законности. Что – бы не допускать концентрации власти в руках руководства, которое получило бы тем самым возможность обратить к своей выгоде и создания законов и претворения их в жизнь. Локк предлагает не соединять законодательную и исполнительную власть и подчинить законодателей действию ими же созданных законов, осуществляемых исполнительной властью. Это один из важнейших принципов Локка, и он оказал большое влияние на последующую политическую мысль и став одним из главных принципов буржуазной государственности. Принципы законности заключаются в том что «ни для одного человека, находящегося в гражданском обществе, не может быть сделано исключение из законов этого общества». Он предполагает также четкую законодательную регламентацию структуры, целей и компетенции всех государственных органов. Силой закона по Локку обладает лишь акт законодательного органа, сформированного народом. В тоже время Локк понимает законность не только в формальном смысле, т.е. как соблюдение законов, утвержденных в соответствии с правилами. Он считал, что и сами законодатели не должны нарушать законов природы. Наконец, в качестве чрезвычайной меры контроля Локк называет разрыв народом соглашения с правительством. Локк исходит из того, что, вверяя высшую, т.е. законодательную власть какому-то органу народ лишается суверенитета « и поэтому все еще остается у народа верховная власть отстранять или изменять состав законодательного органа, когда народ видит, что законодательная власть действует вопреки оказанному ей доверию». Отсюда право народа на восстание для восстановления попранной правительством свободы. При этом восстание не должно быть актом меньшинства. Признание этого права не приведет, по мнению Локка, к разрушению гражданского общества, ибо народ в целом не склонен браться за оружие по пустякам, он верит в здравый смысл суверенного народа и объявляет его единственным судьей в вопросах о том, действует ли власть в соответствии с оказанным ей доверием. В классификации форм государства Локк придерживался трехчленной системы (демократия, олигархия и монархия) не исключая возможность промежуточных форм, но любую законную форму правления он ставит на почву общественного договора, объявляя ее производной от народного суверенитета, возникающей по доверенности. Абсолютная монархия вообще не признавалась им формой гражданского правления. Локк отлично понимал, что нет таких идеальных государственных форм, которые были бы раз и навсегда застрахованы от опасности вырождения в тиранию - политический строй, где имеет место “осуществление власти помимо права”. Когда органы власти начинают действовать, игнорируя право и общее согласие, обходя надлежащим образом, принятые в государстве законы, тогда не только дезорганизуется нормальное управление страной и становится беззащитной собственность, но порабощается и уничтожается сам народ. Ссылки узурпаторов таким способом обеспечить порядок, спокойствие и мир в государстве Локк парировал указанием на то, что желаемое тиранами спокойствие есть вовсе не мир, а ужаснейшее состояние насилия и грабежа, выгодное единственно разбойникам и угнетателям. В отношении правителей, которые осуществляют над своим народом деспотическую власть, у людей остается лишь одна возможность - “воззвать к небесам”, применить силу против “ несправедливой и незаконной силы”. По закону, “изначальному и превосходящему все людские законы” , народ “обладает правом судить о том, судить о том, имеется ли у него достаточный повод обратиться к небесам”. Суверенитет народа, по Локку, в конечном счете (и это явно обнаруживается в кризисных ситуациях) выше, значительнее суверенитета созданного им государства. Если большинство народа решает положить предел наглости нарушивших общественный договор правителей, то вооруженное народное восстание с целью вернуть государство на путь свободы, закона, движения к общему благу будет совершенно правомерным. Сменяемость форм в соответствии с волей общества признавалась естественной. Локк не высказался вполне определенно, какую форму государства следует считать наилучшей. Он назвал однажды демократию совершенной формой правления, но не возражал и против наследственной монархии при условии ограниченной власти короля, превращая его в символ государства, движимого общей волей общества, объявленной в его законах. Это напоминало систему, которую хотели установить виги в результате переворота в 1688 году. Если мы попытаемся проанализировать и осмыслить все проблемы и вопросы, затронутые Томасом Гоббсом в своих произведениях и в своей философской системе в целом, то нам этого, наверняка, не достичь, поскольку спектр проблематики философских изысканий Гоббса чрезвычайно широк и разнообразен. В нем отражены те насущные проблемы того времени и даже современности, без которых невозможно дальнейшее развитие философской мысли и различных философских систем. Современники и последователи теории Гоббса ценили его чрезвычайно высоко, так Д. Дидро в своих изысканиях не раз хвалил высокую четкость и определенность в трудах Гоббса, он сравнивал его с тогдашним корифеем сенсуализма Локком и даже ставил Гоббса выше его. О высокой оценке Гоббса свидетельствует характеристика Маркса, в которой он хотя и подчеркивает физическую и механистическую ограниченность Гоббса, но вместе с тем Маркс видит в нем одного из родоначальников материализма нового времени. Также Маркс объявляет Гоббса одним из родоначальников философии анализа или так называемого логического позитивизма.

A2 Томас Гоббс
A2.1 Биография
A2.1.1 № 1

Гоббс жил в один из самых значительных периодов английской истории. Он учился в школе, когда заканчивалось царствование Елизаветы I, был выпускником университета, наставником и знатоком древних языков в эпоху Якова I, изучал философию в правление Карла I, был знаменит и находился под подозрением при Кромвеле и, наконец, вошел в моду как историк, поэт и почти что непременный атрибут британской жизни в эпоху Реставрации. Интерес к науке возник у Гоббса после случайного знакомства с «Началами» Евклида. Он был поражен убедительностью и логичностью доказательства геометрических теорем и задумался о возможности применения аналогичного метода исследования в философии, в области политики и морали. Он мечтал построить всеобъемлющую теорию, которая бы начинала с простых движений, описываемых постулатами геометрии, и завершалась обобщениями о движении людей в сфере политической жизни, как бы приближающихся и отдаляющихся друг от друга.

A2.1.2 № 2

Веком гениев называют 17-е столетие историки философии и естественных наук. При этом они имеют ввиду множество блестящих мыслителей, трудившихся тогда на поприще науки, заложивших фундамент современного естествознания и по сравнению с предшествующими столетиями далеко продвинувшие естественные науки, особенно философию. В созвездии их имен первостепенное место принадлежит имени английского философа Томаса Гоббса (1588 – 1979). Как и большинство других прогрессивных мыслителей этой эпохи, Гоббс объективно был выразителем интересов капитализма, достигшего значительных успехов в Англии и некоторых других странах Европы. Субъективно же он считал себя бескорыстным искателем истины, необходимой  всему человеческому роду. «Желание знать, почему и как, - писал Гоббс, - называется любознательностью, это желание не присуще ни одному живому существу, кроме человека, так что человек ни одним лишь разумом, но также этой специфической страстью отличается  от всех других животных, в которых желание пищи и других удовольствий ощущения благодаря своему доминированию подавляет заботу о знании причин, являющемся умственным наслаждением. Это последнее сохраняясь в непрерывном и неустанном возникновении знания, превосходит кратковременную силу любого другого плотского наслаждения». Только присущая Гоббс самозабвенная преданность науки и философии позволила ему достичь тех значительных результатов в области философии, которые делают его труды и произведения интересными и поучительными до наших дней. Томас Гоббс родился 5 апреля  1588 года в Вестпорте, вблизи Мальмсбери, одного из значительных в то время городов Вильтского графства, на юге Англии. Его мать была крестьянского происхождения, отец – сельский священник, его родственники занимались перчаточным ремеслом, довольно распространенным в этом графстве. Первоначально Гоббс получил свое образование в церковной школе, которую начал посещать с четырехлетнего возраста. Так как мальчик обнаруживал недюжинные способности и большую склонность к учебе его определили в городскую школу, где он с успехом продолжал свое образование. К 14-ти годам Гоббс обладает древними языками настолько, что переводит «Недею» Еврепида  в стихах на латинский язык. В 15-ть лет он поступает в Оксфордский университет и по окончании получает университетский диплом, давший ему право заниматься педагогической работе и открывший путь к академической карьере. Но подобно большинству ведущих философских и научных умов того века – Декарту, Спинозе, Локку, Ньютону и другим – Гоббс в дальнейшем не был связан с университетами. После окончания университета Гоббс становится воспитателем одного из знатных аристократических семейств. В это время у него появляются связи среди правящих кругов, в том числе среди придворных кругов Англии. В научно-философском развитии Гоббса огромную роль сыграли его четыре поездки на Европейский континент (его пребывание в Европе составило в общей сложности 20 лет), главным образом в Париж. Они дали английскому мыслителю возможность глубоко изучить философию, лично познакомиться с её виднейшими представителями (прежде всего с Галилеем во время путешествия в Италию в 1646 году) и принять самое активное участие в обсуждении важнейших философских проблем того времени. Постепенно у Гоббса складываются принципы его собственного учения. Первым наброском философской системы Гоббса  стало его сочинение 1640 года, которое в течение нескольких лет распространялось в рукописи (дальнейшем в 1650 году оно было издано в виде двух отдельных произведений, из которых первое получило названии «Человеческая природа», а второе «О политическом теле»). На всестороннюю дальнейшую разработку философской системы Гоббса, повлияли события связанные с конфликтом, связанные с английским парламентом и королем, а затем и события Английской революции. Эти события в общественной жизни  Англии стимулировали интерес Гоббса к общественно-политическим вопросам и заставили его ускорить разработку и публикацию своего сочинения «О гражданине», задуманного им как третья часть своей философской системы, но опубликованного ранее остальных частей, ещё в 1642 году. Основная идея этого произведения сводилась к доказательству того, что абсолютный суверенитет государства составляет одну из главных предпосылок спокойной жизни граждан, избавляя их от опасностей гражданской войны (которая начиналась тогда в Англии между сторонниками парламента). Вместе с тем произведения Гоббса было направлено против церковников, ибо одна из его важнейших идей состояла в том, что церковь, неправильно истолковавшая свои прерогативы, становится одним из наиболее опасных источников гражданской смуты. Продолжая углублять и обдумывать эти общественнополитиеские идеи, Гоббс работал над своим крупнейшим политическим и социологическим изданием «Левиафан». Это произведение, заострявшее антиклерикальные идеи «О Гражданине», было издано в Лондоне в 1651 году. Окончательно порвав с королевской партией, Гоббс в том же году вернулся в Лондон. Здесь он сотрудничает по некоторым вопросам практической политике с лордом-протектором Англии Кромвелем, ведет полемику по одному из важнейших философских вопросов  - вопросу о свободе воли – с епископом Брамхолом и продолжает разрабатывать свою философскую систему. В 1655 году выходит  в свет работа Гоббса «О Теле», представляющая собой первую часть его системы, а в 1658 году – её вторая часть – «О Человеке». На формирование философской системы Гоббса значительное воздействие оказали беседы с Ф. Бэконом, а также сочинения Галилея, Гассенди и Декарта и общение с ними.   Продолжая линию Бэкона, Гоббс рассматривал знание как силу и конечной задачей философии признавал её практическую пользу, содействие «увеличению количества жизненных благ». Однако в отличие Бэкона на первый план Гоббс выдвигал научное понимание общества, как средства познания причин гражданских войн и их преодоления. Гоббс создал первую в истории философии законченную систему механистического материализма. В философии Гоббса материализм принял форму, соответствующую характеру и требованиям естествознания того времени. Геометрия и механика для Гоббса – идеальные образцы научного мышления. Природа представляется Гоббсу совокупностью протяженных тел, различающихся между собой величиной, фигурой, положением и движением. Последнее понимается как чисто механическое, то есть как перемещение; к нему сводятся все высшие формы движения. Чувственные качества Гоббса рассматриваются не как свойства самих вещей, а как формы их восприятия. Он разграничивал протяжённость, реально присущую телам, и пространство - как образ, создаваемый разумом («фантазма»); объективно-реальное движение тел и время – как субъективный образ движения. Метод познания у Гоббса представляет собой искусственное соединение рационализма с номинализмом. Переход от единичного к общему, от чувственного восприятия к понятиям совершается у Гоббса на основе номиналистической концепции, согласно которой общие понятия – лишь «имена имён». Гоббс различал два метода познания: логическую дедукцию механики и индукцию эмпирической физики. Связующим  звеном между физическим и социально – политическим учением Гоббса служит этика. Она исходит из неизменной чувственности «природы человека». В основе нравственности по Гоббсу лежит естественный закон – стремление к самосохранению и удовлетворению потребностей. «Благо» есть предмет влечения и желания, «зло» предмет отвращения и ненависти. Основы этического понятия определяются Гоббсом как относительные. Добродетели и пороки обусловлены разумным пониманием того, что способствует и что препятствует достижению блага. Гражданские обязанности вытекающие из общественного договора, совпадают по своему содержанию с моральным долгом, различаясь характером санкций. Поскольку гражданский мир рассматривается Гоббсом как величайшее благо, естественные законы нравственности совпадают с гражданскими добродетелями. Продолжая и углубляя борьбу Бэкона против подчинения философии теологии, Гоббс «…уничтожил теистические предрассудки бэконовского материализма». Однако, понимая ложность религиозной веры, он признавал её полезность как средство воздействия на народные массы.  

A2.1.3 № 3

Томас Гоббс (1588–1679), английский философ и литератор, известный, прежде всего своим трактатом о государстве – «Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского» (1651г.) (далее по тексту «Левиафан»). Родился 5 апреля 1588 в Малмсбери (графстве Глостершир) раньше положенного срока, после того как его мать напугало известие о приближении Испанской Армады. Несмотря на это неблагоприятное стечение обстоятельств (впоследствии Гоббс говорил, что «страх и я сам – близнецы-братья»), он прожил необычайно долгую и плодотворную жизнь. Слава пришла к нему как к автору философских трактатов, однако склонность к философии проявилась, когда ему было далеко за сорок. Гоббс жил в один из самых значительных периодов английской истории, - учился в школе, когда заканчивалось царствование Елизаветы I, был выпускником университета, наставником и знатоком древних языков в эпоху Якова I, изучал философию в правление Карла I, был знаменит и находился под подозрением при Кромвеле и, наконец, вошел в моду как историк, поэт и почти что непременный атрибут британской жизни, в эпоху Реставрации . Более подробно смотреть Мееровский Б.В. Гоббс. - М., Мысль 1975 Гоббс был современником начальных и высших стадий развития Английской революции. Политическая жизнь того времени во многом повлияла на его философское мышление. Первоначально свое образование Томас Гоббс получил в церковной школе, которую начал посещать с четырехлетнего возраста. Так как мальчик обнаруживал недюжинные способности и большую склонность к учебе, его определили в городскую школу, где он с успехом продолжал свое образование. К четырнадцати годам Гоббс обладает уже древними языками настолько, что переводит "Медею" Еврепида в стихах на латинский язык. Пятнадцати лет он поступает в Оксфордский университет и по окончании получает университетский диплом, давший ему право заниматься педагогической работой и открывший путь к академической карьере. Но подобно большинству ведущих философских и научных умов того века - Декарту, Спинозе, Локку, Ньютону и другим - Гоббс в дальнейшим не был связан с университетами. После завершения университетского образования, которое состояло в изучении теологии и античной философии, Гоббс попадает в образовательную аристократическую среду, в 1608 Гоббс получил место воспитателя в семье Уильяма Кавендиша, графа Девонширского. Так началась длившаяся всю его жизнь связь с семейством Кавендишей. Средств, которые он получал благодаря своему наставничеству, хватало на то, чтобы продолжить академические занятия. Гоббс также имел возможность познакомиться с влиятельными людьми, в его распоряжении находилась первоклассная библиотека, а кроме всего прочего, сопровождая в путешествиях молодого Кавендиша, он смог посетить Францию и Италию, что послужило сильнейшим стимулом его умственного развития. По сути дела, интеллектуальная биография Гоббса, единственный заслуживающий интереса аспект его жизни, может быть поделена на периоды соответственно трем путешествиям по Европе. Первое путешествие в 1610 вдохновило его на изучение античных авторов, поскольку в Европе аристотелевская философия, в традициях которой он был воспитан, считалась уже устаревшей. Гоббс вернулся в Англию, полный решимости глубже познакомиться с мыслителями античности. В этом его укрепили и беседы с лордом-канцлером Фрэнсисом Бэконом. Эти беседы состоялись, по-видимому, между 1621 и 1626, когда Бэкон был уже отправлен в отставку и занимался сочинением трактатов и разнообразными проектами научных исследований. Вероятно, Гоббсу передалось не только бэконовское презрение к аристотелизму, но также убеждение в том, что знание – это сила, а целью науки является улучшение условий человеческой жизни. В автобиографии, написанной по-латыни в 1672, он пишет о занятиях античностью как о счастливейшем периоде своей жизни. Его завершением следует считать перевод Истории Фукидида, опубликованный отчасти для того, чтобы предупредить соотечественников об опасностях демократии, ибо в то время Гоббс, подобно Фукидиду, был на стороне «царской» власти. В 1628, во время своего второго путешествия в Европу, Гоббс страстно увлекся геометрией. Теперь он убежден, что геометрия дает метод, благодаря которому его взгляды на общественное устройство могут быть представлены в виде неопровержимых доказательств. Болезни общества, находящегося на грани гражданской войны, будут излечены, если люди вникнут в обоснование разумного государственного устройства, изложенное в виде ясных и последовательных тезисов, подобных доказательствам геометра. Наибольшее значение для формирования его философских и научных взглядов имел третий, и наиболее продолжительный, визит на континент в 1631-1637 гг. В это время Гоббс не только познакомился с наиболее выдающимися работами европейских философов и ученых, но и установил личные контакты с видными учеными того времени. В Париже он становится членом кружка Мерсенна, в который входили Р.Декарт, П.Гассенди и другие представители новой науки и философии, а в 1636 совершает паломничество в Италию к Галилею. К 1637 он готов к разработке собственной философской системы; существует мнение, что сам Галилей предложил Гоббсу распространить принципы новой натурфилософии на сферу человеческой деятельности. Грандиозной идеей Гоббса было обобщение науки механики и геометрическая дедукция человеческого поведения из абстрактных принципов новой науки о движении. «Ибо, наблюдая, что жизнь есть лишь движение членов... что такое сердце, как не пружина? Что такое нервы, как не такие же нити, а суставы – как не такие же колеса, сообщающие движение всему телу так, как этого хотел мастер?» По мнению Гоббса, его оригинальным вкладом в философию была разработанная им оптика, а также теория государства. «Краткий трактат о первых принципах» Гоббса представляет собой критику аристотелевской теории ощущения и набросок новой механики После возвращения в Англию, став свидетелем первых взрывов революционных событий, Гоббс вновь обратился к политике – общество накануне гражданской войны бурлило. В 1640 он пустил по рукам, как раз во время знаменитой парламентской сессии, трактат «Начала закона, естественного и политического», в котором доказывал необходимость единой и неделимой власти суверена. Этот трактат был опубликован позднее, в 1650 в двух частях – «Человеческая природа» и «О теле политическом». Когда Парламент выставил требование об отставке графа Страффорда, Гоббс, опасаясь, что его открыто роялистские взгляды могут стать угрозой для жизни, бежал на континент, где издал работу, посвященную философско-политической проблематике, - «Философское начало учения о гражданине» (далее по тексту «О гражданине». (1642). Несмотря на то, что Гоббс по своим воззрениям был приверженцем монархии и более десяти лет провел в эмиграции во Франции, он никогда не участвовал в политических акциях, организованных роялистскими эмигрантскими кругами, среди которых было много его близких друзей. Его отношение к роялисткой эмиграции изменилось, однако, после издания «Левиафана». «Левиафан» был задуман Гоббсом как апология абсолютной власти государства. Этой цели служит уже само название книги. Государство уподобляется библейскому морскому чудовищу, о котором в книге Иова говорится, что на свете нет ничего сильнее его. Гоббс является сторонником сильной абсолютной государственной власти, так как он считает, что только она способна устранить все остатки «естественного состояния» и все споры и беспорядки. В то время требование крепкой и сильной государственной власти (опирающейся на разум) объективно соответствовало и интересам формирующейся буржуазии, поэтому Гоббс, по его собственным словам, стремился "поднять авторитет гражданской власти", с новой силой подчеркнуть приоритет государства перед церковью и необходимость превращения религии в прерогативу государственной власти. Хотя в «Левиафане» Гоббс отстаивает свои убеждения о полезности сильной централизованной власти, в ней можно встретить и критические заметки по отношению к наиболее реакционным представителям роялисткой эмиграции, в частности к духовенству. Здесь можно встретить и идеи о возможности примирения с последствиями революционных событий в Англии. Это приводит к тому, что от Гоббса отворачивается подавляющее большинство роялисткой эмиграции. Поэтому он возвращается в Англию в Лондон, где интенсивно занимается разработкой отдельных частей своей философской системы. В Лондоне он сотрудничает по некоторым вопросам практической политики с лордом-протектором Англии Кромвелем, ведет полемику по одному из важнейших философских вопросов - вопросу о свободе воли - с епископом Брамхолом. Последовательно выходят его работы «О теле» (1655), «О человеке» (1658), которые органически дополняют трактат «Философское начало учения о гражданине». Эта трилогия составляет цельный и систематический обзор философских, социальных и политических воззрений Гоббса. Она представляет вершину его мысли вообще. Что касается политико-юридическая доктрины Т.Гобсса, то она содержится, прежде всего, в таких его трудах: «Философское начало учения о гражданине», «Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского». В последние годы своей жизни, Гоббс живет в отдалении, а его труды игнорируются. В период Реставрации, несмотря на то, что Гоббс был представлен ко двору, а король Карл II весьма ценил его остроумие, он стал жертвой предрассудков и страха, охватившего в то время общество. Искали причину для неудовольствия Бога, выразившегося в ужасной эпидемии чумы и сильнейшем пожаре в Лондоне (соответственно в 1664–1665 и 1666), и в парламенте обсуждался билль против атеизма и богохульства. Была создана комиссия, в задачу которой входило изучение на этот предмет «Левиафана». Однако вскоре дело было закрыто, по-видимому, после вмешательства Карла II. Но враждебное отношение духовенства и придворных кругов к автору «Левиафана» приводит к тому, что против него выдвигают наиболее тяжелые обвинения в атеизме и свободомыслии. Гоббсу запрещают печатать книги, имеющие отношение к религии и политике (это запрещение относилось, прежде всего, к его произведению «Бегемот», вышедшему в 1668 году, посвященному истории гражданской войны в Англии). В возрасте 84 лет философ написал автобиографию в стихотворной форме на латинском языке, а два года спустя за невозможностью лучшего приложения сил сделал переводы Илиады (1675) и затем Одиссеи (1676) Гомера. В 1675 он покинул Лондон, перебравшись в Чатсуорт, а в 1679 узнал о собственной скорой неминуемой смерти. Говорят, что, услышав о своей неизлечимой болезни, Гоббс заметил: «Наконец-то я обрету лазейку и выберусь из этого мира». Он забавлялся тем, что разрешил друзьям заготовить впрок надгробные эпитафии. Более всего ему понравились слова: «Вот истинный философский камень». Умер Гоббс в Хардвик-Холле (графство Дербишир) 4 декабря 1679. На надгробном камне была сделана надпись, что он был человеком справедливым и хорошо известным своей ученостью на родине и за рубежом. Это соответствует истине, и хотя вокруг его взглядов велись бесконечные шумные споры, никто никогда не подвергал сомнению, что Гоббс был цельной личностью и обладал выдающимся интеллектом и замечательным остроумием. Через три года после смерти философа Оксфордским университетом был издан декрет против вредных книг и завиральных идей, разрушительно действующих на государство и человеческое общество. В этом декрете почетное место отведено "О гражданине" и "Левиафану", которые через несколько дней после опубликования декрета, были торжественно сожжены на площади при большом стечении публики. Так Реставрация почтила память великого мыслителя.

A2.1.4 # 4

Томас Гоббс (1588–1679) – английский философ-материалист. Родился в графстве Глостершир в семье не отличавшегося глубокой образованностью вспыльчивого приходского священника, из-за ссоры с соседним викарием у дверей храма потерявшего работу. Воспитывался состоятельным дядей. Хорошо знал античную литературу и классические языки. В пятнадцать лет он поступил в Оксфордский университет, который окончил в 1608 году. В 1610 году стал наставником лорда Гардвика из аристократической семьи Уильяма Кавендиша (впоследствии графа Девонширского). Джон Локк (1632–1704) английский философ, иногда называемый «интеллектуальным вождем 18 в.» и первым философом эпохи Просвещения. Локк родился 29 августа 1632 в Рингтоне (графство Сомерсет) в семье судейского чиновника. Благодаря победе парламента в гражданской войне, на которой его отец сражался в чине капитана кавалерии, Локк был принят в возрасте 15 лет в Вестминстерскую школу – в то время ведущее учебное заведение страны. В семье придерживались англиканства, однако склонялись к пуританским взглядам. В Вестминстере роялистские идеи нашли энергичного защитника в лице Ричарда Базби, который по недосмотру парламентских лидеров продолжал руководить школой. В 1652 Локк поступил в Крайст-Чёрч-колледж Оксфордского университета. Ко времени реставрации Стюартов его политические взгляды можно было назвать правомонархическими и во многом близкими взглядам Гоббса.

A2.2 Труды
A2.2.1 "Основы права"

Сочинение, получившее название «Основы права», касается как вопросов о человеке и его природе, так и политических проблем. В нем доказываются, в частности, преимущества абсолютной власти. Однако защиту суверенных прав верховной власти Гоббс строит на принципах теории естественного права и договорного происхождения государства.

A2.2.2 "О гражданстве"

1642. Эта книга – вторая по значению в идейном наследии Гоббса после более позднего «Левиафана». В ней он пытался окончательно определить надлежащие задачи и границы власти, а также характер отношений церкви и государства.

A2.2.3 "Левиафан"

В 1651 году он издал трактат «Левиафан», в котором лаконично и остро сформулировал свои взгляды на человека и государство (левиафан – морское чудовище, описанное в Книге Иова). В нем доказывается, с одной стороны, что суверены уполномочены править от имени своих подданных, а не по божьему соизволению – ровно то же, что говорилось в парламенте; с другой стороны, Гоббс использовал теорию общественного договора для того, чтобы доказать, что логическим результатом государства, основанного на общественном согласии, должна быть абсолютная власть суверена. Поэтому его учение могло быть использовано для оправдания любой формы правления, какая бы ни одержала верх в то время. взгляды автора, касающиеся природы государства, предваряются тезисами о человеке как природном существе и «машине», а завершаются пространными полемическими рассуждениями насчет того, какой должна быть «истинная религия». Практически половина всего объема «Левиафана» посвящена обсуждению религиозных вопросов.

A2.3 Рассуждения
A2.3.1 Основные идеи

Проблема власти, проблема генезиса и сущности государственного общежития была одной из центральных философско-социологических проблем, стоявших перед передовыми мыслителями 16 - 17 века в эпоху создания национальных государств в Европе укрепления их суверенитета и формирования государственных институтов. В Англии в условиях революции и гражданской войны эта проблема стояла особенно остро. Не удивительно, что разработкой вопросов моральной и гражданской Философии, или философии государства, и привлекала прежде всего внимание Гоббса. Философ сам подчеркнул это в посвящении, предпосланном произведению "О Теле", в котором он определяет свое место среди других основоположников науки и философии нового времени. Разработка этих вопросов заставила Гоббса обратиться к изучению человека. Гоббс доказывает, что человек не общественен по природе. В самом деле, если бы человек любил другого только как человека, почему ему тогда не любить всех одинаково. В обществе мы ищем не друзей, а осуществление собственных своих интересов.  Впрочем, добавляет Гоббс, никто из нас не может их обвинять. Желания и страсти людей не являются греховными. И когда люди живут в естественном состоянии, никаких несправедливых актов не может существовать. Понятие добра и зла может иметь место там, где существуют общество и законы, там, где нет установленных, не может быть несправедливости. Справедливость и несправедливость, по словам Гоббса, не суть способности ни души, ни тела. Ибо если бы они были таковыми человек владел бы ими, даже будучи одиноким в мире, так же как он владеет восприятием и чувствованием. Справедливость и несправедливость суть качества и свойства человека, живущего не в одиночестве, а в обществе. Но что толкает людей к совместной жизни в мире между собой, вопреки их наклонностям, к взаимной борьбе и к взаимному истреблению. Где искать те правила и понятия, на которых базируется человеческое общежитие? В природе людей заложены, по Гоббсу, не только силы, ввергающие индивидов в пучину «войны всех против всех». Человеку исконно присущи и свойства совсем иного плана; они таковы, что пробуждают индивидов находить выход из столь бедственного естественного состояния. Прежде всего это страх смерти и инстинкт самосохранения, доминирующий над остальными страстями. Заодно с ними выступает естественный разум, то есть способность каждого здраво рассуждать о позитивных и негативных последствиях своих действий. Инстинкт самосохранения сообщает первый импульс процессу преодоления естественного состояния, а естественный разум подсказывает людям, на каких условиях они могут данный процесс осуществить. Эти условия (их и выражают предписания естественного разума) суть естественные законы. *** Томас Гоббс внес огромный вклад в науку и философию. В своем произведении «О теле» английскому мыслителю удалось с наибольшей полнотой раскрыть свое понимание предмета философии. Отвечая на вопрос "что собой представляет философия", Гоббс, как и другие передовые мыслители его эпохи, выступал против схоластики, которая существовала в качестве официальной философии христианской церкви в большинстве западноевропейских стран. Философия подразделяется Гоббсом на две основные части: философию природы и философию государства. Первую интересуют естественные тела, которые являются продуктами природы. Вторая исследует явления социальной жизни, и в первую очередь государство, образующее искусственное, политическое тело, созданное на договорных началах самими людьми. Чтобы познать государство необходимо предварительно изучить человека, склонности и нравы людей, объединившихся в гражданское общество. Этим занимается философия морали. Таким образом, философская система Гоббса складывается из трех взаимосвязанных частей: учение о естественных телах, учение о человеке и учение о политическом теле, или государстве. Наибольше значение имеют социально-политические взгляды Т. Гоббса, которые содержатся в его трудах «О гражданине», «Левиафан». В основу своей философской системы Т. Гоббс кладет определенное представление о природе индивида. Исходной точкой его рассуждений об общественном устройстве и государстве является «естественное состояние людей». Это естественное состояние характеризуется у него «естественной склонностью людей вредить себе взаимно, которую выводят они из своих страстей, но главное, из тщеславия самолюбия, права всех на все». Философ считает, что хотя изначально все люди созданы равными в отношении физических и умственных способностей, и каждый из них имеет одинаковое с другими «право на все», однако человек еще и существо глубоко эгоистическое, обуреваемое жадностью, страхом и честолюбием. Окружают его лишь завистники, соперники, враги. «Человек человеку – волк». Поэтому философ считает, что в самой природе людей заложены причины для соперничества, недоверия и страха, которые приводят к враждебным столкновениям и насильственным действиям, направленным на то, чтобы погубить или покорить других. К этому присоединяются жажда славы и разногласия во мнениях, которые также заставляют людей прибегать к насилию. Отсюда фатальная неизбежность в обществе «…войны всех против всех, когда каждый управляется своим собственным разумом и нет ничего, чего он не мог бы использовать в качестве средства спасения от врагов» . Т. Гоббс. Сочинения в 2 Т. Т2. /составитель редактор В.В. Соколов, пер с лат и англ. – М.: Мысль. 1991 с.99 Иметь «право на все» в условиях такой войны – значит «... иметь право на все, даже на жизнь всякого другого человека». Т. Гоббс указ соч.с. 99 В этой войне, по Гоббсу, не может быть победителей, она выражает ситуацию, в которой каждому угрожают все –«… пока сохраняется право всех на все, ни один человек (как бы силен или мудр он ни был) не может быть уверен в том, что сможет прожить все то время, которое природа обычно предоставляет человеческой жизни» . Т. Гоббс указ соч. с. 99 В ходе такой войны люди употребляют изощренное насилие, чтобы подчинить себе других или же в целях самозащиты. Так или иначе, но «…люди от природы подвержены жадности, страху, гневу и остальным животным страстям», они ищут «почета и выгод», действуют «ради пользы или славы, т.е. ради любви к себе, а не к другим», поэтому каждый является врагом каждого, полагаясь в жизни только на собственную силу и ловкость, находчивость и изобретательность. Таким образом, эгоизм объявляется, главным стимулом человеческой деятельности. Но Гоббс не осуждает людей за их эгоистические наклонности, не считает, что они злы по своей природе. Ведь злые не сами желания людей, указывает философ, а только результаты действий, вытекающие из этих желаний. Да и то только тогда, когда эти действия приносят вред другим людям. К тому же надо учитывать, что люди «по природе лишены воспитания и не обучены подчиняться рассудку». Именно о состоянии всеобщей войны и противоборства Гоббс пишет как о «естественном состоянии человеческого рода» и трактует его как отсутствие гражданского общества, т.е. государственной организации, государственно-правового регулирования жизни людей. Словом, в обществе, где нет государственной организации и управления, царят произвол и бесправие, «и жизнь человека одинока, бедна, беспросветна, тупа и кратковременна». Однако, в природе людей заложены, по Гоббсу, не только силы ввергающие индивидов в пучину «войны всех против всех», люди жаждут выйти из этого жалкого состояния, стремятся создать гарантии мира и безопасности. Ведь человеку исконно присущи и свойства совсем иного плана; они таковы, что побуждают индивидов находить выход из столь бедственного естественного состояния. Прежде всего это страх, смерти и инстинкт самосохранения, доминирующий над остальными страстями «… желание вещей, необходимых для хорошей жизни, и надежда приобрести их своим трудолюбием». Т. Гоббс указ соч. с. 98 Заодно с ними выступает естественный разум, т.е. способность каждого здраво рассуждать о позитивных и негативных последствиях своих действий. Чувства и разум диктуют людям необходимость отказа от естественного состояния и перехода к гражданскому обществу, к государственному устройству. В итоге подобных устремлений естественное право - «т.е. свобода всякого человека использовать собственные силы по своему усмотрению для сохранения собственной жизни» там же с. 98 уступает место естественному закону, согласно которому «человеку запрещается делать то, что пагубно для его жизни или что лишает его средств к ее сохранению» . там же с.98 Инстинкт самосохранения сообщает первый импульс процессу преодоления естественного состояния, а естественный разум подсказывает людям, на каких условиях они могут данный процесс осуществить. Эти условия (их выражают предписания естественного разума) суть то, что иначе называется естественными законами.

A2.3.1.1 цитаты

"Чем занимаются все люди, что они считают удовольствием, если не злоречие и высокомерие? Всякий хочет играть первую роль и угнетать других; все притязают на таланты и знания и сколько слушателей в аудитории, столько и докторов. Все стремятся не к общежитию с другими, а к власти над ними и следовательно к войне. Война всех против всех является и сейчас законом для дикарей, и состояние войны до сих пор является естественным законом в отношениях между государствами и между правителями" Деборин А.М. Томас Гоббс, в его сб.: Очерки по истории материализма 17-18 вв., М.-Л., 1930. С. 76 "Когда человек отправляется в путешествие, человек берет с собой оружие и берет с собой большую компанию, когда он ложится спать, он запирает дверь на замок, оставаясь дома он запирает свои ящики. Какое же мнение мы имеем о своих согражданах, раз мы разъезжаем вооруженными, раз мы запираем на замок свою дверь, о своих детях и о прислуге, раз мы запираем свои ящики? Разве этими своими действиями мы не обвиняем людей так же, как я их обвиняю своими утверждениями." Гоббс Т. Избранные сочинения. В 2 т. М., 1964. Т. 2. С. 50. "Естественный закон - это правило которое кроется не в согласии людей между собой, а в согласии человека с разумом, это- указание разума относительно того, к чему мы должны стремиться и чего мы должны избегать в целях нашего самосохранения." - говорит Гоббс.

A2.3.2 Теория государства

Теория Государства Гоббса логически вытекает из его теории права и морали. Основа государства лежит в разумном стремлении людей к самосохранению и безопасности. Мы знаем уже каковы по Гоббсу, естественные законы, которые диктуются человеком его разумом. Но разум не всегда требует выполнения этих законов. Ибо исполнение этих законов одними и неисполнение другими приводит первых прямо к гибели, а не самосохранению. Отсюда ясно, что для соблюдения естественных законов нужна уверенность в своей безопасности, а для достижения безопасности нет иного пути, как соединения достаточного количества людей для взаимной защиты. Для общего блага, люди, как считает Гоббс, должны договориться между собой отказаться от своих прав на все во имя мира и сохранения жизни и объединиться вместе для выполнения состоявшегося соглашения. Такой договор или такое перенесение прав и есть образование государства. Гоббс определяет государство следующим образом: "Государство есть одно лицо или собрание, воля которого в силу соглашения многих людей является законом для них всех, так как оно может употреблять силы и способности каждого для обеспечения общего мира и защиты". Лицо или собрание, воле которого подчиняются все прочие, получает название верховной власти, все остальные граждане называются подданными. Гоббс Т. Т. 1 М.1964 С. 20.

A2.3.2.1 О разделении власти

Гоббс является противником отделения исполнительной власти от законодательной. Такое разделение властей является для него единственной причиной гражданской войны бушевавшей тогда в Англии. Государственная власть, как считает Гоббс, чтобы выполнить свое главное назначение - обеспечение мира и безопасности гражданам, - должна быть нераздельной и суверенной. Она должна стоять выше всех и не должна подлежать чьему-либо суду или контролю. Она должна быть выше всех законов, ибо все законы устанавливаются ею и только от нее получают свою силу. Какова бы ни была ее форма, она по существу своему безгранична. В республике народное собрание имеет такую же власть над подданными, как король в монархическом правлении ибо иначе будет продолжаться анархия. Отрицание абсолютной власти, происходит, по мнению Гоббса, от незнания человеческой природы и естественных законов. Из природы верховной власти вытекает, что она не может быть уничтожена волей граждан. Ибо, хотя она происходит от их свободного договора, но договаривающиеся связали свою волю не только в отношении друг к другу, но и в отношении к самой верховной власти, поэтому без согласия самой верховной власти они не могут отступиться от своего обязательства. История политических и правовых учений. Средние века и Возрождение. М., Наука, 1986. С. 50.

A2.3.2.2 О видах власти

Гоббс устанавливает три вида государственной власти: монархическую, аристократию и демократию; ибо государственная власть может принадлежать одному лицу или совету многих. Соответственным образом совет многих людей состоит либо из всех граждан таким образом,что любой из них имеет право голоса и может участвовать,если захочет, в обсуждении дел, либо только из их части." Тирания и олигархия являются не отдельными формами государственной власти, а лишь другими названиями тех же видов, - название, которые выражают наше отрицательное отношение к каждой из этих форм. Самой лучшей формой с точки зрения достижения тех средств, ради которых существует государственная власть, является, по мнению философа, монархия.

A2.3.2.3 Государство и церковь

Каковы должны быть, по теории Гоббса, взаимоотношения между государством и церковью? Гоббс полагает, что церковь есть не простое соединение верующих; соединение верующих без законного разрешения не образует еще церкви. Чтобы соединение верующих стало законным собранием, оно должно получать разрешение государственной власти: только под этим условием оно получает право издавать постановления. Следовательно, только верховная власть своим согласием превращает собрания отдельных лиц в правильное, законное собрание, в церковь. Раз церковь может образоваться только с согласия и при содействии государственной власти, ясно, что из нескольких народов, различных в политическом отношении, не может образоваться единая церковь. Каждая нация есть в тоже время и церковь и государство; разница между церковью и государством есть разница лишь по форме. Тот же союз людей есть государство, поскольку он складывается просто из людей, и церковь, поскольку он складывается из верующих людей, христиан. Из этого соотношения церкви и государства вытекает, что граждане, обязанные безусловным повиновением государственной власти в мирских делах, обязаны повиноваться церкви в духовных делах. Это повиновение должно быть полное. Ибо о догмах веры рассуждать нельзя: они обсуждению не подлежат, "их нужно принимать, - замечает очень едко Гоббс, - как пилюли врача: целиком и не разжевывая". Гоббс Т. Сочинения.М.1989 Т. 2. С. 378. Мы уже видели, что Гоббс считает, что церковь в любом случае должна подчиняться государственной власти. Религия - не как вера ,а как вероисповедание - тоже всецело зависит от государства. Согласно Гоббсу религия - это суеверие, признанное государством. Притязание церкви диктовать свою волю государству Гоббс считает вредным, ведущим к анархии и возвращению общества в первоначальное состояние войны против всех.

A2.3.2.4 Возникновение государства

Учение о государственном суверенитете Идею легитимирования и оправдания государства через разум и сознание Гоббс развивал с помощью концепции договорного происхождения политической власти. Государство, считал он, возникает на основе договора. Основа государства лежит в разумном стремлении людей к самосохранению и безопасности. Т. Гоббс считает, что для соблюдения естественных законов нужна уверенность в своей безопасности, а для достижения безопасности нет иного пути, как соединения достаточного количества людей для взаимной защиты. Таким образом, государство учреждается людьми для того, чтобы с его помощью покончить с «войной всех против всех», избавиться от страха незащищенность и постоянной угрозы насильственной смерти – спутников «разнузданного состояния безвластия». Путем взаимной договоренности между собой (каждый соглашается с каждым) индивиды доверяют единому лицу (отдельному человеку или собранию людей) верховную общественную власть над собой. Но в обоих случаях власть государства едина и нераздельна, она сводит волю всех граждан "в единую волю" - «Такая общая власть, которая была бы способна защитить людей от вторжения чужеземцев и от несправедливостей, причиняемых друг другу, и, таким образом, доставить им ту безопасность, при которой они могли бы кормиться от трудов своих и от плодов земли и жить в довольстве, может быть воздвигнута только одним путем, а именно путем сосредоточения всей власти и силы в одном человеке или в собрании людей, которое большинством голосов могло бы свести все воли граждан в единую волю» . Т.Гоббс указ соч. с. 132. Такая власть должна опираться на добровольное отречение от права владеть самим собой, - «Отрекаюсь от своего права владеть собой и отдают это право такому-то мужу или такому-то собранию мужей, если ты также отдаешь им свое право и так же, как я, уполномочишь их на все и признаешь их действия своими. Когда же так станется, то множество людей, объединенное таким образом в одном лице, называется государством, по-латыни sivitas. Таково рождение того великого Левиафана или, вернее, того смертного Бога, которому мы под владычеством бессмертного Бога обязаны своим миром и своей защитой» . Т. Гоббс указ соч. с 133 Так появляется государство, обладающее верховной властью, использующее силу и средства всех людей так, как оно считает необходимым для их мира и общей защиты. В «Левиафане» Гоббс дал развернутое определение государства: «Государство есть единое лицо, ответственным за действия которого сделало себя путем взаимного договора между собой огромное множество людей, с тем, чтобы это лицо могло использовать силу и средства всех их мира и общей защиты» Люди, создавшие государство путем взаимного договора, не только санкционируют все его действия, но и признают себя ответственными за эти действия. Стоит отметить, что договорное учение о государстве было направлено против феодально-теологических трактовок (патриархальной, монархии божьей милостью и др.) и в целом соответствовало капиталистическим отношениям, универсальной юридической формой которых, как известно, выступает договор, контракт. С государства был снят ореол мистицизма; оно стало рассматриваться как один из многочисленных результатов правового соглашения - контракта, как продукт человеческих действий. Таким образом, договор как основа возникновения государства в теории Гоббса является своеобразным согласием подвластных, признающих политическую власть. Другой системообразующий признак государства, выделенный Гоббсом, - политическая власть, организованная как единый субъект. «Тот, кто выступает носителем политической власти, называется сувереном, о нем говорят, что он обладает верховной властью, а всякий другой является его подданным.» Таким образом, возникают отношения господства и подчинения, т.е. политическое состояние. Так, по Гоббсу, образуется “политическое тело”. С точки зрения Т.Гоббса, государства могут возникать не только через добровольное согласие индивидов образовать единое лицо и подчиняться ему в надежде на то, что оно сумеет защитить их против всех. Иной путь – приобретение верховной власти силой. Например, глава семьи принуждает детей подчиниться ему под угрозой погубить их в случае неповиновения или некто подчиняет врагов своей воле военными средствами и, добившись их покорности, дарует им на этом условии жизнь (государства с «отеческой», патерналистской и деспотической властью). Т. Гоббс называет государства, возникающие в результате добровольного соглашения, основанными на установлении или политическими государствами. Государства, появляющиеся на свет с помощью физической силы, мыслитель относит к основанным на приобретении ; см. Гоббс указ соч с 133 к ним он особого расположения не выказывает. Стоит отметить, что в этой классификации государств просматривается неприязнь Т.Гоббса к английским дореволюционным феодально-монархическим порядкам. Нормальным, здоровым государством Гоббс считал такое, в котором обеспечены: право человека на жизнь, безопасность, справедливость и благоденствие. Под этим углом зрения и определялись качества политической власти, ее права и способности. *** Итак, первый вопрос, который логично было бы рассмотреть, можно сформулировать следующим образом — Как возникает государство? Каковы причины его возникновения? Томас Гоббс отвечает на данный вопрос следующим образом. В силу своих естественных качеств, каждый человек стремится к максимальному удовлетворению своих потребностей. В отсутствии государства нет никаких правил, которые ограничивали бы индивида, и каждый человек без ограничения имеет право на все, что неизбежно влечет такое состояние, которое Гоббс называет «война всех против всех». Ведь, если каждый человек имеет право на все, а изобилие вокруг нас ограничено, то права одного человека неизбежно столкнутся с такими же правами другого. Возникают насилие и притеснение одних другими — это, и есть «война всех против всех». Каждый стремится уничтожить другого, чтобы очистить место для себя. В этом состоянии homo homini lupus est — человек человеку волк. В этом состоянии преобладают: • эгоизм; • жажда власти и наживы; • вражда по отношению друг к другу. Гоббс готов сколько угодно спорить с теми, кто утверждает, что люди —существа общественные и изначально могут жить в мире друг с другом, как, например, муравьи и пчелы, прекрасно обходящиеся без государства. Дело в том, что: 1. Люди беспрерывно соперничают между собой, добиваясь чинов и почета, следовательно, возникает зависть и ненависть; 2. У животных (муравьев, пчел) общее благо совпадает с благом каждого индивидуума. Человеку же, самоуслаждение которого состоит в сравнении себя с другими, может приходиться по вкусу лишь то, что возвышает его над остальными; 3. Не обладая разумом, эти существа не видят и не думают, об ошибках в управлении их общими делами, а среди людей имеются многие, которые считают себя более мудрыми и стремятся реформировать общественный строй, внося тем самым в государство расстройство и гражданскую войну; 4. И, наконец, согласие этих существ обусловлено природой, а людей — соглашением. Следовательно, чтобы сделать это соглашение постоянным и длительным, необходима общая власть, держащая людей в страхе и направляющая их к общему благу. В такой ситуации человек рискует потерять главное благо — собственную жизнь. Само существование человечества оказывается под угрозой. Такое подробное описание естественного состояния дается Гоббсом лишь для того, чтобы убедить людей в необходимости установления и безусловного подчинения государственной власти. Так как существование человека всегда связано с какими-либо неудобствами, но даже самые большие притеснения, которые может принести государственная власть, есть ничто в сравнении с тем хаосом, который царит в естественном состоянии . Человек инстинктивно стремится к предотвращению постоянной борьбы, чтобы сохранить жизнь. Инструментом осуществления этих стремлений является разум. Возникают естественные законы, то есть найденные умом общие правила, согласно которым человеку запрещается делать то, что пагубно для его жизни и что лишает его средств к её сохранению, и пренебрегать тем, что он считает наилучшим средством для сохранения жизни. Гоббс выделял несколько таких законов: Общее правило разума — всякий человек должен добиваться мира, если он может его достигнуть, если же он его достигнуть не может, то он имеет право использовать любые средства, дающие преимущества на войне. 1-я часть — Первый естественный закон — следует искать мира и следовать ему — это естественный способ прекращения войны. 2-я часть — естественное право — право защищать себя всеми возможными средствами. Этим самым Гоббс говорит, как достигнуть мира. Второй естественный закон — в случае согласия на то других людей, человек должен согласиться отказаться от права на все вещи в той мере, в какой это необходимо в интересах мира и самозащиты. И довольствоваться такой степенью свободы по отношению к другим людям, которую он допустил бы от других людей по отношению к себе. Иными словами, quod tibi fieri non vis, alteri ne feceris — чего не хочешь для себя, не делай другим . Третий естественный закон — справедливость, а именно — люди должны выполнять заключенные ими соглашения. Справедливость и зарождается лишь здесь на этой основе. Но самих этих законов еще недостаточно для построения общества, нужна власть, которая заставит их соблюдать, иначе они лишь слова, которые не в силах гарантировать безопасность человека, и он защищает её сам — война всех против всех. Мееровский Б.В., Гоббс, М., 1975.С.107 Общественный договор. Вот Гоббс и подошел к созданию государства. Итак, необходима общая власть, держащая людей в страхе и направлена к общему благу. Такая власть может быть установлена лишь одним путем, а именно путем сосредоточения всей власти и силы в одном человеке или в собрании людей, которое большинством голосов могло бы свести все Воли граждан в единую волю. Без этого воли различных людей противоположны. Они не помогают, а мешают друг другу и сводят свои силы к нулю перед врагом, а без такого — ведут войну за свои частные интересы. Это явно не способствует сохранению жизни каждого отдельного человека. Итак, такое сосредоточение власти — больше, чем согласие или единодушие — это реальное единство, воплощенное в одном лице посредствам соглашения, заключенного каждым человеком с каждым другим, таким образом, как если бы каждый сказал другому: «Я уполномочиваю этого человека или это собрание лиц и передаю ему мое право управлять собой при том условии, что ты таким же образом передать ему свое право и санкционируешь все его действия». Множество людей, объединенных таким образом, — это и есть государство. Государство — это есть единое лицо, ответственным за действия которого сделало себя путем взаимного договора между собой огромное множество людей с тем, чтобы это лицо могло использовать силу и средства всех их так, как сочтет необходимым для их мира и общей защиты. Носитель этого лица — суверен — он обладает верховной властью. Остальные люди — это подданные суверена. Томас Гоббс называет государства, возникающие в результате добровольного соглашения, основанными на установлении или политическими государствами. Государства, появляющиеся на свет с помощью физической силы, мыслитель относит к основанным на приобретении; к ним он особого расположения не высказывает. И в этой классификации государств также просматривается неприязнь Гоббса к английским дореволюционным феодально-монархическим порядкам. О каких бы разновидностях и формах государства ни шла речь, власть суверенна в нём, по Гоббсу, всегда абсолютна, то есть она безгранична: обширна настолько, насколько это вообще это можно себе представить. Тот кому вручена (передана) верховная власть, не связан ни гражданским законом, ни кем бы то ни было из граждан. Суверен сам издаёт и отменяет законы, объявляет войну и заключает мир, разбирает и разрешает споры, назначает должностных лиц и так далее. Прерогативы суверена неделимы и не передаваемы никому. «Делить власть государства – значит разрушать её, так как разделённые власти взаимно уничтожают друг друга». Власть суверена есть фактически его монополия на жизнь и на смерть подвластных; причём «всё что бы верховный предводитель ни сделал по отношению к подданному под каким бы то ни было предлогом, не может считаться несправедливостью или беззаконием в собственном смысле». Подданные же по отношению к верховной власти прав не имеют, и потому она не может быть по праву уничтожена людьми, согласившимися её установить . Зорькин В. Д. Политические и правовые учения Томаса Гоббса «Советское государство и право», 1989г., № 6. Томас Гоббс понимал, что предлагавшийся им подход к определению размера правомочий суверена, объёма содержания абсолютной власти способен отвратить людей от неё. Он, однако, уверяет: «В абсолютной власти нет ничего тягостного, если не считать того, что человеческие установления не могут существовать без некоторых неудобств. И эти неудобства зависят от граждан, а не от власти». Своеобразно отвергает Гоббс и мнение, что неограниченная власть должна вести ко многим дурным последствиям. Его главный довод – отсутствие такой власти (оборачивающееся непрерывной «войной всех против всех) чревато значительно худшими последствиями. Как теоретика политического абсолютизма Т. Гоббса возможность тиранического использования неограниченной и бесконтрольной власти государства беспокоит гораздо меньше, чем необузданные конфликты частных интересов и порождаемая ими смута социальной анархии. ***

A2.3.2.4.1 Естественные законы (вариант 2)

Первый основной естественный закон гласит: Каждый должен добиваться мира всеми средствами, имеющимися в его распоряжении, а если он не может получить мира, он может искать и использовать все средства и преимущества войны. Из этого закона вытекает непосредственно второй закон: Каждый должен быть готов отказаться от своего права на все, когда другие этого тоже желают, поскольку он считает этот отказ необходимым для мира и самозащиты. Гвоздоленый В.А., Основы философии: этапы развития и современные проблемы. История западной философской мысли. М., 1993.С.124  Помимо отказа от своих прав может быть еще (как считает Гоббс) перенос этих прав. Когда двое или несколько человек переносят друг на друга эти права, это называется договором. Третий естественный закон гласит, что люди должны придерживаться собственных договоров. В этом законе находиться функция справедливости. Только с переносом прав начинается общежитие и функционирование собственности, и только тогда возможна несправедливость при нарушении договоров. Чрезвычайно интересно, что Гоббс выводит из этих основных законов закон христианской морали: "Не делай другому того, чего не хочешь, чтобы сделали тебе". По Гоббсу естественные законы, будучи правилами нашего разума, вечны. Название "закон" для них не совсем подходит, однако поскольку они рассматриваются как веление бога, они есть "законы". Гоббс Т. Сочинения. В 2 т. М.1964 Т. 2. С. 163.

A2.3.2.4.2 Естественные законы (вариант 3)

Гоббс отмечает, что следует различать jus и lex - право и закон, «ибо право состоит в свободе делать или не делать что-либо, между тем как закон определяет и обязывает к тому или другому». Таким образом, естественный закон не есть результат соглашения людей, а представляет собой предписание человеческого разума. Согласно Гоббсу, естественные законы исходят из самой человеческой природы и являются божественными лишь в том смысле, что разум "дан каждому человеку богом как мерило его действий", а моральные установления Священного писания, хотя и объявлены людям самим Богом, могут быть выведены и независимо от него "посредством умозаключений из понятия естественного закона", т.е. при помощи разума. Главное общее предписание разума по Гоббсу гласит, что всякий человек должен добиваться мира, если у него есть надежда достигнуть его; если же он не может его достигнуть, то он может использовать любые средства, дающие преимущество на войне. Поэтому первая часть основного естественного закона, выведенного философом, гласит: следует искать мира и следовать ему. Вторая часть есть содержание естественного права, сводящегося к праву защищать себя всеми возможными средствами. Из основного закона Гоббс выводит, опираясь на свой синтетический метод, остальные естественные законы. Важнейшим среди них является отказ каждого от своих прав в той мере, в какой этого требуют интересы мира и самозащиты (второй естественный закон). Отказ от права совершается по Гоббсу, или простым отречением от него, или перенесением его на другого человека. Но не все права человека могут быть отчуждаемы - человек не может отказаться от права защищать свою жизнь и оказывать сопротивление тем, кто нападает на него. Нельзя требовать и отказа от права сопротивления насилию, попыткам лишения свободы, заключения в тюрьму и т.д. Взаимное перенесение прав осуществляется людьми в форме договора - «Договором называется действие двух или многих лиц, переносящих друг на друга свои права». В том случае, когда договор заключается по поводу того, что относится к будущему, он именуется соглашением. Соглашения могут заключаться людьми, как под влиянием страха, так и добровольно. Из второго естественного закона вытекает третий: люди обязаны выполнять заключенные ими соглашения, в противном случае последние не будут иметь никакого значения. В третьем естественном законе содержится источник и начало справедливости. В "Левиафане" Гоббс кроме указанных трех, указал еще 16 естественных (неизменных и вечных) законов. Большинство из них носит характер требований или запретов: быть справедливым, милосердным, уступчивым, незлопамятным, беспристрастным и в то же время не быть жестоким, мстительным, надменным, вероломным и т.д. Так, например, шестой естественный закон гласит: при наличии гарантии в отношении будущего человек должен прощать прошлые обиды тем, кто, проявляя раскаяние, желает этого. Гоббс указ соч с. 177 Девятый закон устанавливает, что каждый человек должен признать других равными себе от природы. Нарушение этого правила есть гордость . Гоббс указ соч с.118 Одиннадцатый закон (беспристрастие) обязывает ..если человек уполномочен быть судьей в споре между двумя людьми, то естественный закон предписывает, чтобы он беспристрастно их рассудил. Ибо в противном случае споры между людьми могут быть разрешены лишь войной. Т. Гоббс указ соч с.119 Шестнадцатый закон гласит, что в случае спора стороны должны подчинить свое решению арбитра. там же с. 121 Таким образом, все естественные законы Гоббс сводит к одному общему правилу: «не делай другому того, чего ты не желал бы, чтобы было сделано по отношению к тебе».

A2.3.2.4.3 4

На вопрос: как возникает государство, каковы причины его возникновения? Томас Гоббс отвечает следующим образом. В силу своих естественных качеств, каждый человек стремится к максимальному удовлетворению своих потребностей. В отсутствии государства нет никаких правил, которые ограничивали бы индивида, и каждый человек без ограничения имеет право на все, что неизбежно влечет за собой такое состояние, которое Гоббс называет «война всех против всех». Ведь, если каждый человек имеет право на все, а изобилие вокруг нас ограничено, то права одного человека неизбежно столкнутся с такими же правами другого. Возникают насилие и притеснение одних другими – это, и есть «война всех против всех». Каждый стремится уничтожить другого, чтобы очистить место для себя. В этом состоянии преобладают:• эгоизм;• жажда власти и наживы;• вражда по отношению друг к другу. Гоббс готов сколько угодно спорить с теми, кто утверждает, что люди существа общественные и изначально могут жить в мире друг с другом, как, например, муравьи и пчелы, прекрасно обходящиеся без государства. Дело в том, что: 1. Люди беспрерывно соперничают между собой, добиваясь чинов и почета, следовательно, возникает зависть и ненависть; 2. У животных (муравьев, пчел) общее благо совпадает с благом каждого индивидуума. Человеку же свойственно сравнивать себя с другими и возвышать себя в своих глазах; 3. Не обладая разумом, эти существа не видят и не думают, а среди людей имеются многие, которые считают себя более мудрыми и стремятся реформировать общественный строй, внося тем самым в государство расстройство и гражданскую войну; 4. И, наконец, согласие этих существ обусловлено природой, а людей соглашением. Следовательно, чтобы сделать это соглашение постоянным и длительным, необходима общая власть, держащая людей в страхе и направляющая их к общему благу. В такой ситуации человек рискует потерять главное благо собственную жизнь. Такое подробное описание естественного состояния дается Гоббсом лишь для того, чтобы убедить людей в необходимости установления и безусловного подчинения государственной власти. Так как существование человека всегда связано с какими-либо неудобствами, но даже самые большие притеснения, которые может принести государственная власть, есть ничто в сравнении с тем хаосом, который царит в естественном состоянии. Человек интуитивно стремится к предотвращению постоянной борьбы, чтобы сохранить жизнь. Инструментом осуществления этих стремлений является разум. Возникают естественные законы, то есть найденные умом общие правила, согласно которым человеку запрещается делать то, что пагубно для его жизни и что лишает его средств к её сохранению. Гоббс выделял несколько таких законов. Первый естественный закон: следует искать мира и следовать ему – это естественный способ прекращения войны. Этим самым Гоббс говорит, как достигнуть мира. Второй естественный закон: в случае согласия на то других людей, человек должен согласиться отказаться от права на все вещи в той мере, в какой это необходимо в интересах мира и самозащиты. И довольствоваться такой степенью свободы по отношению к другим людям, которую он допустил бы от других людей по отношению к себе.

A2.3.2.4.4 5

Политическая теория Гоббса был направлена против схоластических феодально-религиозных воззрений на государство и право. В идеологическом плане сориентирована на обоснование сильной власти (политический абсолютизм), способной обуздать революционные страсти и обеспечить прочный мир. В условиях, когда пришедшие к власти крупная буржуазия и новое дворянство боролись как с феодалами-реакционерами, так и с революционной демократией, его теория оказалась спроецированна прежде всего на оправдание буржуазно-дворянской диктатуры Кромвеля. Политическое и правовое учение Гоббса исходит из механистического материализма, детерминизма и деизма. Гоббс подчеркивал практическую, созидательную направленность политической науки, полагая, что постижение закономерностей политической жизни должно служить искоренению кровопролитий, насилий и войн, благоденствию всех людей. Политическое и правовое учение Гоббса находится в русле теорий естественного права и договорного происхождения политической власти. Причину возникновения политической власти и государства он связывал с природой, качествами человека как разумного существа, но в то же время глубоко эгоистического, наделенного такими естественными страстями, как властолюбие, жажда богатства и удовольствий. В отличие от Г.Гроция, Гоббс считал основным качеством человека не стремление к общению, а эгоизм и индивидуализм. Люди, пребывая в естественном состоянии, из-за своих эгоистических страстей не способны сохранить мир, стоят перед угрозой взаимоистребления. Однако разум, инстинкты самосохранения и страха смерти порождают стремление выйти из состояния “войны всех против всех”. Как следствие этого создается “общая власть”, которая должна обеспечить мир и гарантировать человеку жизнь, безопасность, направляя его действия к общему благу.

A2.3.2.5 Права государства

Критериями определения полномочий верховной власти для Гоббса являлось, прежде всего, ее способность преодолеть «войну всех против всех», экстремальные состояния общества. Поэтому верховная власть должна быть «так обширна, как только можно ее представить». Тот, кому вручена (передана) верховная власть (суверен), не связан ни гражданским законом, ни кем бы то ни было из граждан. Суверен сам издает и отменяет законы, объявляет войну и заключает мир, разбирает и разрешает споры, назначает всех должностных лиц и т.д. Суверен может использовать силы и средства подданных так, как сочтет это необходимым для их мира и защиты. При этом верховная власть не несет какой-либо ответственности за свои действия перед подданными и не обязана отчитываться за эти действия перед ними. Прерогативы суверена неделимы и не передаваемы никому. «Делить власть государства – значит, разрушать ее, так как разделенные власти взаимно уничтожают друг друга». Таким образом, Гоббс решительно отвергал концепцию разделения властей. Такое разделение властей является для него единственной причиной гражданской войны бушевавшей тогда в Англии. Государственная власть, как считает Гоббс, чтобы выполнить свое главное назначение - обеспечение мира и безопасности гражданам, - должна быть нераздельной и суверенной. Она должна стоять выше всех и не должна подлежать чьему-либо суду или контролю. Она должна быть выше всех законов, ибо все законы устанавливаются ею и только от нее получают свою силу. Какова бы ни была ее форма, она по существу своему безгранична. В республике народное собрание имеет такую же власть над подданными, как король в монархическом правлении, ибо иначе будет продолжаться анархия. Отрицание абсолютной власти, происходит, по мнению Гоббса, от незнания человеческой природы и естественных законов. Из природы верховной власти вытекает, что она не может быть уничтожена волей граждан. Ибо, хотя она происходит от их свободного договора, но договаривающиеся связали свою волю не только в отношении друг к другу, но и в отношении к самой верховной власти; поэтому без согласия самой верховной власти они не могут отступиться от своего обязательства. Отстаивая единство верховной власти и неделимость суверенитета, Гоббс в то же время признавал другой аспект теории разделения властей, а именно: необходимость распределения компетенции в осуществлении власти и управления, своеобразное разделение труда в государственном механизме как гарантию упорядоченности и контроля. Гоббс выдвигал концепцию политического (государственного) абсолютизма, покоящегося на «рационально-бюрократических» принципах властвования и управления. Указанные свойства политической власти (суверенитет, единство, абсолютизм) Гоббс считал общими и существенными для всех форм государства, как монархических, так и республиканских Государство обладает наивысшей возможной властью и оно "безнаказанно может делать все, что ему угодно". Государство, по взглядам Гоббса, это - великая и могучая сила, своего рода "смертный Бог", безраздельно властвующий над людьми и возвышающийся над ними. Это значит, что власть суверена есть фактически его монополия на жизнь и смерть подвластных; причем «все, что бы верховный представитель ни сделал по отношению к подданному под каким бы то ни было предлогом, не может считаться несправедливостью или беззаконием в собственном смысле». Подданные же по отношению к верховной власти прав не имеют, и потому она не может быть по праву уничтожена людьми, согласившимися ее установить. Цель государства - упразднить естественное состояние человека, и водворить порядок, при котором людям была бы обеспечена безопасность и спокойное существование. Но для сохранения состояния безопасности государственная власть должна быть вооружена соответствующими правами. Эти права следующие: Первое право Гоббс называет "мечом справедливости" - то есть право награждать и наказывать той мерой, какую суверен сам сочтет разумной. Суверену предоставлено право награждать богатством и почестями, а также накладывать телесные и денежные наказания, как и наказание бесчестием, на всякого подданного в соответствии с ранее изданным сувереном законом. А если такого закона не было, то суверену предоставлено право награждать и наказывать соответственно тому, как он это сочтет разумным, чтобы поощрить людей к служению государству или удержать их от нанесения вреда ему. Второе право суверена есть "меч войны", то есть право объявления войны и заключения мира в зависимости от того, что он найдет полезным. Сюда можно также отнести право установления количества вооруженных сил и денежных средств, необходимых для ведения войны, ибо безопасность граждан зависит от существования войск, сила же войск зависит от единства государства, а единство государства - от единства верховной власти. Третье право - право юрисдикции. Суверену принадлежит судебная власть и право решать споры. Составной частью верховной власти является право юрисдикции, т.е. право рассмотрения и решения всех споров, могущих возникнуть относительно закона, как гражданского, так и естественного, или относительно того или иного факта. Ибо без решения споров не может быть защиты подданного от обид со стороны другого. Четвертое право - право установить законы о собственности, потому что до установления государственной власти каждому принадлежало право на все, что и было причиной войны против всех, но с установлением государства все должно быть определено, что кому принадлежит. Пятое право - право устанавливать подчинение власти, с помощью которых можно было бы осуществлять сбалансированное регулирование всех функций государственной власти. Шестое право - право запрещать вредные учения, ведущие к нарушению мира и спокойствия внутри государства, а также направленные на подрыв государственного единства. Седьмое право – право раздавать почетные титулы и определять то положение в обществе, которое каждый человек должен занимать, и те знаки уважения, которые подданные должны оказывать друг другу при публичных и частных встречах. Все остальные права, по мнению Гоббса, заключаются в вышеприведенных или могут быть логически выведены из них. Стоит отметить, что Гоббс понимал, что предлагавшийся им подход к определению размера правомочий суверена, объема содержания абсолютной власти способен отвратить людей от нее. Однако, он уверяет: «В абсолютной власти нет ничего тягостного, если не считать того, что человеческие установления не могут существовать без некоторых неудобств. И эти неудобства зависят от граждан, а не от власти». Своеобразно отвергает Т.Гоббс и мнение, что неограниченная власть должна вести ко многим дурным последствиям. Его главный довод – отсутствие такой власти (оборачивающееся непрерывной «войной всех против всех») чревато значительно худшими последствиями. Как теоретика политического абсолютизма Т. Гоббса возможность тиранического использования неограниченной и бесконтрольной власти государства беспокоит гораздо меньше, чем необузданные конфликты частных интересов и порождаемая ими смута социальной анархии. *** Но каковы права Государства? Государство, в силу перенесения на него прав всех обладает всеми правами, принадлежащими человеку в естественном состоянии, как мы видели безгранично, то безграничны и права государства. Нет на земле власти высшей, чем государственная власть, и нет никого, кто бы мог привлечь к ответу эту власть за ее действия, ибо с момента существования государства она обладает всеми без исключения правами всех людей, входящих в него. "Единственное право на земле есть государственный закон, а государственный закон, не что иное, как выраженная внешним образом воля государственной власти. "Так как в государстве единственным определяющим началом для воли отдельного человека становится воля государственной власти, то естественно, что подчинение этой власти должно быть безусловные. Ибо всякое сопротивление государственной власти приводило бы человека к естественному состоянию "войны против всех". Поэтому тот же самый закон, предписывающий человеку желать мира, требует абсолютного подчинения государственной власти. У Гоббса, цель государства - упразднить естественное состояние человека, и водворить порядок, при котором людям была бы обеспечена безопасность и спокойное существование. Ясно, что при сохранения этого состояния безопасности государственная власть должна быть вооружена соответствующими правами. Эти права следующие: Первое право Гоббс называет "мечом справедливости", то есть право наказывать нарушителей закона, ибо без этого права безопасность не может быть обеспечена. Второе право есть "меч войны", то есть право обьявления войны и заключения мира, а также установление количества вооруженных сил и денежных средств, необходимых для ведения войны, ибо безопасность граждан зависит от существования войск, сила же войск зависит от единства государства, а единство государства - от единства верховной власти. Третье право - право суда, то есть рассмотрение случаев, где нужно приложение меча, так как без разрешения споров невозможно охранение одного гражданина от несправедливости со стороны другого гражданина. Четвертое право - право установить законы о собственности, потому что до установление государственной власти каждому принадлежало право на все, что и было причиной войны против всех, но с установлением государства все должно быть определено, что кому принадлежит. Пятое право - право устанавливать подчинение власти, с помощью которых можно было бы осуществлять сбалансированное регулирование всех функций государственной власти. Шестое право - право запрещать вредные учения, ведущие к нарушению мира и спокойствия внутри государства, а также направленные на подрыв государственного единства. Все остальные права, по мнению Гоббса, заключаются в вышеприведенных или могут быть логически выведены из них. История политических и правовых  учений. М. 1994г. с. 263. Быховский Б.Э., Психофизическое учение Томаса Гоббса, «Вестник комакадемии» 1928, №26 (2).С8 Гоббс вручает государственной власти все права, вытекающие из ее природы: он оставляет за гражданами одно лишь право на физическую жизнь. Даже в духовных делах он отдает всю власть государству. Государственная власть может установить религию и обряды. Люди неверующие должны тем не менее подчиниться законам государства и исполнять все религиозные внешние обряды. Внутренний мир веры и мысли не доступен власти; поэтому она не может предписывать нам верить или не верить. Но если нам предписали бы, говорит Гоббс, в нехристианском государстве, например, "выражать языком или внешними знаками исповедания, противные христианству, то мы должны были бы повиниться законам государства, сохраняя в сердце своем веру в Христа" Гвозданный В. А. Основы философии: этапы развития и современные проблемы. История западной философской мысли. М.: 1993. Т. 3. С. 8. 1. Подданные не могут изменять форму правления; 2. Верховная власть не может быть утеряна; 3. Никто не может, не нарушая справедливости, протестовать против установления суверена; 4. Подданные не могут осуждать действия суверена. Тот, кто уполномочен другим, не может совершать неправомерного акта по отношению к тому, кем он уполномочен; 5. Любой суверен ненаказуем подданными. Каждый подданный ответственен за действия своего суверена, следовательно, наказывая суверена, он наказывает другого за действия, совершенные им самим; 6. Суверен судья в вопросах о том, что необходимо для мира и защиты своих подданных. Право на цель дает право на средства для достижения поставленной цели. Также он судья в отношении того, каким доктринам следует учить подданных; 7. Право предписывать подданным правила, с помощью которых каждый хорошо знает, что именно является его собственностью, что уже никто другой не может, не нарушив справедливости, отнять её у него. Эти правила о собственности, о добре и зле, закономерном и незакономерном — есть гражданские законы; 8. Суверену также принадлежит судебная власть и право решать споры. Без этого законы — пустой звук; 9. Право объявлять войну и заключать мир; 10. Право выбора всех советников и министров, как гражданских, так и военных. Цель оправдывает средства её достижения . Гоббс Т. Сочинения. М.1964 Т. 2. С. 145 Эти права неделимы, так как царство, разделенное в самом себе, не может сохраниться. Не может быть никакого пожалования прав суверена без прямого отречения от верховной власти. Власть и честь подданных исчезают в присутствии верховной власти. Так как эта огромная сфера компетенции неделима и неотделима от верховной власти. Верховная власть не столь пагубна, как отсутствие её, и вред возникает тогда, когда большинство с трудом подчиняется меньшинству.

A2.3.2.6 Обязанности власти

Если государственная власть вооружена всеми правами, принадлежащими гражданам в естественном состоянии, то на ней лежат и те обязанности, которые вытекают из естественных законов. Все они, как считает мыслитель, содержатся в одном положении: благо народа – высший закон. Долг суверена, по Т. Гоббсу, хорошо управлять народом, ибо государство установлено не ради самого себя, а ради граждан. Так как это благо народа есть, прежде всего, мир, всякий, кто нарушит мир, тем самым выступает против предписания государственной власти. Впрочем, нужно прибавить, что мир является благом, поскольку он способствует охранению жизни людей; но люди стремятся не просто к жизни, а к счастливой жизни. Следовательно, задачей власти является, стало быть, обеспечение не просто жизни, а счастливой жизни граждан. Но, что такое счастливая жизнь? Счастье, говорит философ, состоит в пользовании различными благами жизни, а для возможности пользования всеми этими благами жизни необходимо следующее: защита от внешних врагов, сохранение мира внутри государства, поднятие благосостояния и богатства и предоставление права каждому гражданину пользоваться свободой без ущерба для других граждан. Государственная власть, следовательно, должна обеспечивать эти четыре условия, необходимые для счастья граждан, живущих в государстве. А для того, чтобы государственная власть выполнила свои обязанности, она должна иметь определенные права, о которых было сказано выше. Но наделенное абсолютной властью государство должно выполнять, по Гоббсу не одни только полицейско-охранительные функции. Его задача: «поощрять всякого рода промыслы, как судоходство, земледелие, рыболовство, и все отрасли промышленности, предъявляющие спрос на рабочие руки»; силой принуждать к труду физически здоровых людей, отлынивающих от работы. Ему надлежит заниматься воспитательно-просветительской деятельностью (в особенности внушением подданным сколь безгранична власть суверена и сколь безусловны их обязанности перед ним). Государство гарантирует своим подданным свободу, которая является (у Т. Гоббса) правом делать все то, что не запрещено гражданским законом, в частности «покупать и продавать и иным образом заключать договоры друг с другом, выбирать свое местопребывание, пищу, образ жизни, наставлять детей по своему усмотрению и т.д.». Активная роль государства проявляется в энергичной борьбе с теми учениями, которые ослабляют или ведут государства к распаду. Однако Гоббс, призывал использовать силу государства «не против тех, кто заблуждается, а против самих заблуждений». *** Если государственная власть вооружена всеми правами, принадлежащими гражданам в естественном состоянии, то зато на ней лежат и те обязанности, которые вытекают из естественных законов; эти обязанности выражаются в следующем: Благо народа - высший закон, и поэтому они сводятся к повиновениям веления разума, который требует блага всех людей. А так как это благо есть, прежде всего, мир, всякий, кто нарушит мир, тем самым выступает против предписания государственной власти. Впрочем, нужно прибавить, что мир является благом, поскольку он способствует охранению жизни людей; но люди стремятся не просто к жизни, а к счастливой жизни. Следовательно, задачей власти является, стало быть, обеспечение не просто жизни, а счастливой жизни граждан. Но, что такое счастливая жизнь? Счастье, говорит философ, состоит в пользовании различными благами жизни, а для возможности пользования всеми этими благами жизни необходимо следующее: защита от внешних врагов, сохранение мира внутри государства, поднятие благосостояния и богатства и предоставление права каждому гражданину пользоваться свободой без ущерба для других граждан. Государственная власть, следовательно, должна обеспечивать эти четыре условия, необходимые для счастья граждан, живущих в государстве. А для того, чтобы государственная власть выполнила свои обязанности, она должна иметь определенные права, о которых я говорил уже раньше. В произведениях Гоббса говорится «об обязанностях суверена». Все они, как считает мыслитель, содержаться в одном положении: благо народа – высший закон. Долг суверена, по Гоббсу, хорошо управлять народом, ибо государство установлено не ради самого себя, а ради граждан. Эти формулы исполнены политической мудрости и гуманизма. Но в рамках учения Т. Гоббса о государстве они выглядят скорее как декоративные вставки – прекраснодушные и в практическом плане ничего не значащие фразы. Дело в том, что, согласно Гоббсу, люди, которые уже осуществляют верховную власть, в какой-либо реальной зависимости от народа не находятся и посему никакой обязанности перед ним не несут. Правители лишь испытывают нечто субъективное «по отношению к разуму, который представляет собой естественный, моральный и божественный закон и которому они должны повиноваться во всём, насколько это возможно». Так как создание соответствующих социальных и правовых институтов, которые бы извне подобное повиновение суверена, Гоббс не допускает, то оно вообще представляется химерическим. Это совершенно в духе идеологов абсолютизма – заботу о порядке в обществе возлагать на аппарат, гражданские законы, на всю реальную физическую мощь государства, а заботу о благополучии народа отдавать на откуп «доброй воле» правителей. Государство установлено, когда множество людей договаривается и заключает соглашение каждый с каждым о том, что в целях водворения мира среди них и защиты от других, каждый из них будет признавать как свои собственные действия и суждения того человека или собрания людей, которому большинство дает право представлять всех. Из этого вытекают все права и обязанности того или тех, на кого соглашением народа перенесена верховная власть и подданных: Обязанности суверена. Обеспечение блага народа — из этого вытекают все обязанности суверена: 1. Посредствам просвещения и законов. Выполнение этой обязанности подразумевает не только заботы об отдельных индивидуумах, но и в издании и применении хороших законов; 2. Отказ от какого-либо из его существенных прав противоречит долгу суверена. Так же, как и оставление народа в неведении об их основах. Так как упразднение существенных прав верховной власти повлекло бы за собой распад государства и возвращение каждого человека к состоянию и бедствиям войны всех против всех, то обязанность суверена — удержать за собой эти права в полном объеме; 3. Равномерное налогообложение. К равной справедливости относится также равномерное налогообложение, равенство которого зависит не от равенства богатства, а от равенства долга всякого человека государству за свою защиту; 4. Государственная благотворительность. Если многие люди вследствие неотвратимых случайностей сделались неспособными поддерживать себя своим трудом, то они не должны быть предоставлены частной благотворительности, а самое необходимое для существования должно быть им обеспечено законами государства; 5. Хорошие законы, — то есть те, которые необходимы для блага народа и одновременно общепонятны; 6. Наказание; 7. Награды; 8. Назначение командиров.

A2.3.2.7 Государственные cлужащие

«Кто является государственным служителем?» — спрашивает себя Гоббс. И сам же отвечает, что государственным служащим является тот, кому суверен поручает известный круг дел с полномочиями представлять в нем лицо государства. Государственные служители — это не те, кто служит носителю верховной власти в его естественном качестве, а лишь те, кто служит суверену для управления государственными делами. Гоббс выделяет несколько видов служителей: 1. Служители для общего управления. Некоторым из государственных служителей поручается общее управление или всем государством, или лишь частью его. Этими служителями являются протекторы, регенты, наместники; 2. Служители для специального управления, как, например, для управления хозяйством. То есть им поручен специальный круг дел внутри страны или за границей. Им поручено управление государственным хозяйством, собирание и получение налогов, пошлин, земельных податей и оброков, всяких других государственных доходов, а также контроль по этим статьям; 3. Служители для наставления народа. Служителями верховной власти являются также те, кто имеет полномочия учить или делать других способными учить людей их обязанностям по отношению к верховной власти; 4. Служители для отправления правосудия; 5. Служители для приведения в исполнение — это служители занимаются исполнением судебных решений, обнародуют повеления суверена, подавляют беспорядки, арестовывают и заключают в тюрьму преступников, а также совершают другие акты, имеющие целью сохранение мира . История политических и правовых учений. М. 1994. С. 265.

A2.3.2.8 Гражданские законы

Гражданские законы — это законы, которые люди обязаны соблюдать не как члены того или иного конкретного государства, а как члены государства вообще. Закон вообще есть приказание лица, адресованное тому, кто раньше обязался повиноваться этому лицу. Гражданское право для каждого подданного — это те правила, которые государство устно, письменно или при помощи других достаточно ясных знаков своей воли предписано ему, дабы он пользовался ими для различения между правильным и неправильным, то есть между тем, что согласуется, и тем, что не согласуется с правилом. 1. Суверен является законодателем. Только он может отменить закон; 2. Суверен сам не подчинен гражданским законам — ибо он свободен тот, кто может по желанию стать свободным; 3. Практика получает силу закона не от продолжительности времени, а от согласия суверена; 4. Естественные и гражданские законы совпадают по содержанию. Ибо естественные законы, заключаются в беспристрастии, справедливости и так далее, в естественном состоянии является не законами в собственном смысле слова, а лишь качествами, располагающими людей к миру и повиновению. Лишь по установлении государства, не раньше, они становятся действительно законами, ибо тогда они — приказания государства. Гражданский и естественный закон не различные виды, а различные части закона, из которых одна (писаная часть), называется гражданским, другая (неписаная) — естественным; 5. Законы провинции создаются не обычаем, а властью суверена. Если суверен одного государства покорил народ, живший раньше под властью писаных законов, продолжает управлять по тем же законам и после покорения, то эти законы являются гражданскими законами победителя, а не покоренного государства; 6. Закон устанавливается не juris prudentia, или мудростью подчиненных идей, а разумом и приказанием искусственного человека — государства; 7. Закон есть закон лишь для тех, кто способен его понимать; 8. Все неписаные законы — естественные законы. Естественные законы — не нуждаются ни в какой публикации или провозглашении — они содержатся в одном признанном всеми провозглашении: не делай другому того, что ты считал бы неразумным со стороны другого по отношению к тебе самому; 9. За исключением естественных законов, все другие законы имеют своим существенным признаком то, что они доводятся до сведения всякого человека, который будет повиноваться им или устно, или письменно, или посредством какого-либо другого акта, заведомо исходящего от верховной власти. Ничто не является законом, когда законодатель неизвестен; 10. Толкование закона зависит от верховной власти, ибо иначе ловкий толкователь мог бы придать закону смысл, противоположный вложенному в закон сувереном, и, таким образом, законодателем оказался бы толкователь. Все законы нуждаются в толковании; 11. Приговор судьи не вынуждает того или другого судью выносить такой же приговор в подобном случае впоследствии. Основным законом (fundamental law) является тот, на основе которого подданные обязаны поддерживать всякую власть, которая дана суверену — монарху или верховному собранию — и без которой государство не может устоять. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 12 . С. 709-710.

A2.3.2.9 Права подданных

Это значит, что власть суверена есть фактически его монополия на жизнь и смерть подвластных; причем «все, что бы верховный представитель ни сделал по отношению к подданному под каким бы то ни было предлогом, не может считаться несправедливостью или беззаконием в собственном смысле». Подданные же по отношению к верховной власти прав не имеют, и потому она не может быть по праву уничтожена людьми, согласившимися ее установить. Вместе с тем автор "Левиафана" подчиняя индивида абсолютной власти государства, тем не менее, оставляет ему возможность воспротивиться воле суверена. Эта возможность – право на восстание. Она открывается лишь тогда, когда суверен, вопреки естественным законам, обязывает индивида убивать или калечить самого себя либо запрещает защищаться от нападения врагов. Защита своей собственной жизни опирается на высший закон всей природы – закон самосохранения. Закон этот не вправе преступать и суверен. Иначе он рискует потерять власть.

A2.3.2.10 Обязанности подданных

Свобода подданных. Свобода означает отсутствие сопротивления (внешнего препятствия для движения). Свободный человек, по Томасу Гоббсу, — это тот, кому ничто не мешает делать желаемое. Гражданские законы — искусственные узы, ограничивающие свободу. Свобода подданных заключается лишь в тех вещах, которые суверен при регулировании их действий обошел молчанием. В разных государствах различная мера свободы. Свободой подданного не упраздняется и не ограничивается власть суверена над жизнью и смертью его подданных. Свобода, которую восхваляют писатели — это свобода суверенов — на международной арене — война всех против всех, а так свобода одинакова и в демократии, и в монархии . Гоббс Т. Сочинения. М. 1964 Т. 2 С. 261. В акте подчинения, заключаются одинаково как наше обязательство, так и наша свобода. Подданные обладают свободой защищать свою жизнь даже от тех, кто посягает на неё на законном основании (некоторые права не могут быть отчуждены соглашением); Они не обязаны наносить себе повреждения; Даже и на войне, если они не взяли на себя добровольного обязательства сражаться. Но никто не имеет свободы оказывать сопротивление государству в целях защиты другого человека, виновного и невиновного. Наибольшая свобода подданных проистекает из умолчания закона. Если подданный имеет какой-нибудь спор с сувереном и это имеет своим основанием изданный ранее закон, то подданный, так не свободен, добиваться своего права, как если бы это была тяжба с другим подданным. Также к обязанностям подданных относятся: • понимать бесполезность изменения формы правления; • не отдавать предпочтения какому-либо популярному лицу в противовес суверену; • иметь время для изучения своего долга по отношению к суверену Во всех политических делах власть представителей ограничена, причем границы ей предписываются верховной властью.

A2.3.2.11 Причины распада государства

Разрушаются государства, по мнению Томаса Гоббса, в некоторых случаях. Хотя ничто, сотворенное смертными, не может быть бессмертно, однако, если бы люди руководствовались тем разумом, на обладание которым они претендуют, их государства могли бы быть, по крайней мере, застрахованы от смерти вследствие внутренних болезней . Мееровский Б.В., Гоббс, М., 1975.С.155 Томас приводит несколько причин распада государства: 1. Недостаточность абсолютной власти. Человек, добившийся королевства, довольствуется иногда меньшей властью, чем та, которая необходима в интересах мира и защиты государства. Из этого вытекает следующее: когда такому королю приходится в интересах безопасности государства использовать и те права, от которых он отказался, то это имеет видимость незаконного действия с его стороны, побуждающее огромное число людей (при наличии подходящего повода) к восстанию; 2. Частные суждения о добре и зле. Каждый отдельный человек есть судья в вопросе о том, какие действия хороши и какие дурны. Это верно в условиях естественного состояния, когда нет гражданских законов, а при наличии гражданского правления — в тех случаях, которые не определены законом. Во всех же других случаях ясно, что мерилом добра и зла является гражданский закон, а судьей — законодатель, который представляет государство; 3. Совесть может быть ошибочной. Все, что человек делает против своей совести, есть грех. Однако с человеком, живущим в государстве, дело обстоит не так, ибо закон есть совесть государства; 4. Мнение о том, что суверен подчинен гражданским законам. «Это ошибочное мнение, » — пишет Гоббс. Ставя законы над сувереном, тем самым ставит над ним и судью, и власть, которая может наказывать, что, значит, делать нового суверена, и на том же основании — третьего, чтобы наказать второго и так дальше до бесконечности, что должно вести к разрушению и разложению государства; 5. Приписывание абсолютного права собственности подданным — каждый человек обладает абсолютным правом собственности на свое имущество, исключающим право суверена. Каждый человек обладает В самом деле правом собственности, исключающим право Всякого другого подданного. Он имеет это право исключительно от верховной власти. Если же было бы исключено и право суверена, то он не мог бы выполнять возложенных на него обязанностей, а именно защиту подданных от иноземных врагов и от взаимных обид внутри, и, следовательно, государство перестало бы существовать; 6. Учение о делимости верховной власти. Делить власть государства — значит разрушать его, так как разделенные власти взаимно уничтожают друг друга; 7. Подражание соседним народам; 8. Популярность отдельных лиц; 9. Недостаток денежных средств; 10. Свобода высказываний против верховной власти — производит беспокойство в государстве; 11. Распад государства — поражение в войне. Все эти причины ведут по Гоббсу к распаду государства и к хаосу, то есть возвращению к состоянию войны всех против всех. Но философ не останавливается на рассмотрении вопросов распада государства, он продолжает свои исследования, из которых он впоследствии выделяет единственный путь к спасению общества — он говорит о лучшей форме правления — монархии . Гоббс Т. Избр. Произв. М. 1964 Т. 2. С. 231.

A2.3.2.12 Обоснование лучшей формы правления - монархии

В качестве теоретика политического абсолютизма, ратовавшего за неограниченную власть государства как такового, Т. Гоббс не уделяет большого внимания проблеме государственных форм. По его мнению, «власть, если только она достаточно совершена, чтобы быть в состоянии оказывать защиту подданным, одинакова во всех формах». Согласно Т. Гоббсу, может быть лишь три формы государства: монархия, демократия и аристократия. К первому виду относятся государства, в которых верховная власть принадлежит одному человеку. Ко второму - государства, в которых верховная власть принадлежит собранию, где любой из граждан имеет права голоса. Этот вид государства Гоббс называет народоправством. К третьему виду относятся государства, в которых верховная власть принадлежит собранию, где правом голоса обладают не все граждане, а лишь известная часть их. По мнению мыслителя эти формы государства отличаются друг от друга не природой и содержанием воплощенной в них верховной власти, а различиями в пригодности к осуществлению той цели, для которой они были установлены. Что касается других традиционных форм правления (тирании и олигархии), то Гоббс не считает их самостоятельными видами государства. Тирания- это та же монархия, а олигархия ничем не отличается от аристократии. Вместе с тем, симпатии Гоббса принадлежали монархии, он убежден, что она лучше других форм выражает и реализует абсолютный характер власти государства; в ней общие интересы очень тесно совпадают с частными (т.е. с собственными, особыми) интересами суверена. Верховной власти удобнее быть именно монархической, поскольку «в личности короля олицетворено государство». Межгосударственные отношения, по Гоббсу, могут быть только отношениями соперничества и вражды. Государства представляют собой военные лагеря, защищающиеся друг от друга с помощью солдат и оружия. Такое состояние государств, подчеркивает Гоббс, следует считать естественным, "ибо они не подчинены никакой общей власти, и неустойчивый мир между ними вскоре нарушается". Очевидно, что на взгляды Гоббса большое внимание оказала эпоха, в которую он жил. В то время европейскими государствами велись беспрерывные и кровопролитные войны. Несмотря на это, были мыслители, которые в тех же исторических условиях считали войну не естественным, а противоестественным состоянием человечества. *** В качестве теоретика политического абсолютизма, ратовавшего на неограниченную власть государства как такового, Гоббс не уделял большого внимания проблеме государственных форм. По его мнению, «власть, если только она достаточно совершенна, чтобы быть в состоянии оказывать защиту подданным, одинакова во всех формах». Согласно Гоббсу, может быть лишь три формы государства: монархия, демократия и аристократия. Отличаются они друг от друга не природой и содержанием воплощенной в них верховной власти, а различиями в пригодности к осуществлению той цели, для которой они были установлены. Таким образом, Гоббс различает 3 формы государства: 1. Монархия — когда правит один, а все ему подчиняются; 2. Аристократия — правит группа людей; 3. Демократия — когда правят все. Также Томас Гоббс объясняет понятия тирания и олигархия: «Те, кто испытал обиду при монархии, именуют её тиранией, а те, кто недоволен аристократией, называют её олигархией». Король, власть которого ограничена, не выше того, кто имеет право эту власть ограничить, а, следовательно, этот король не является сувереном. Сувереном же может считаться только абсолютно неограниченный король, власть которого передается только по наследству . Гоббс Т. Избр. Произв. М.1964 Т. 2. С. 233. Гоббс в своих произведениях сравнивает монархию и верховную ассамблею, выделяя плюса монархической формы правления. Он сравнивает эти две формы следующим образом: 1. Носитель лица народа, или член собрания также является носителем своего лица. Поэтому более всего он будет заботиться о частной выгоде, а не об общих интересах. «Ибо никакой король не может быть ни богат, ни славен, ни находиться в безопасности, если его подданные бедны, презираемы или слишком слабы вследствие бедности или междоусобий, чтобы выдержать войну против своих врагов. При демократии же или аристократии личное благополучие лиц продажных или честолюбивых обеспечивается не столько общественным процветанием, сколько чаще всего вероломным советом, предательством или гражданской войной». Следовательно, лучше всего, если общественные интересы более или менее совпадают с частными, именно такое совпадение имеется в монархии; 2. Монарх может получить совет от кого угодно, когда угодно. Следовательно, суверен может выслушать мнение людей, сведущих в вопросе независимо от их социального статуса и ранга. Верховное же собрание — только тех, кто имеет на это право с самого начала; 3. Решения, принятые монархом, подвержены непостоянству лишь в той мере, в какой это присуще человеческой природе, решения же собрания могут подвергаться изменениям еще и благодаря многочисленности состава собрания. Ибо стоит немногим членам, считающим необходимым держаться раз принятого решения, не явиться в собрание (что может случиться в силу заботы о своей безопасности, вследствие нерадения или случайных препятствий) или вовремя явиться некоторым держащимся противоположного взгляда, и все, что было решено вчера, сегодня будет аннулировано; 4. Монарх не может расходиться во мнениях с самим собой по мотивам зависти или корысти, а собрание может, причем очень резко, что ведет к гражданской войне; 5. При монархии любой подданный может быть властью монарха лишен всего имущества в пользу фаворита или льстеца. Однако тоже может быть и с собранием, так как их власть одинакова, но у собрания фаворитов больше. Отсюда больший расход и не экономность ассамблеи; 6. Кураторы или регенты при монархии. Однако сказать, что предоставление верховной власти одному человеку или собранию людей — неудобство — значит сказать, что неудобство — всякое правительство, причем неудобство большее, чем гражданская война. Монарх должен наметить опекуна, следовательно, если возникает борьба, то это следствие честолюбия и несправедливости подданных недостаточности их просвещения об их обязанностях и правах верховной власти. Если нет опекуна, то действует естественный закон, по которому опекуном становится тот, кто наиболее заинтересован в сохранении власти несовершеннолетним, и оно не может извлечь выгод из ограничения власти суверена. С другой стороны, если власть у верховного собрания, то это государство в таком же состоянии, как и если бы власть была у малолетнего. Так же, как и малолетний не может отклонить совет, так же и собрание не может отклонить совет большинства, является он хорошим или плохим. И Верховное собрание в периоды смут нуждается в диктаторах. Из этих умозаключений Гоббса ясно видно, что лучшей формой правления является монархия. Мыслитель убеждён, что она лучше других форм выражает и реализует абсолютный характер власти государства; в ней общие интересы совпадают с частными интересами суверена. Верховной власти удобнее быть именно монархической, поскольку «в личности короля олицетворено государство». Позднее это положение повторит (с противоположных позиций обнажив его смысл) Б. Спиноза в своём «Политическом трактате»: «Царь есть само государство» . Гоббс Т. Избр. Произв. М. 1964 Т. 2. С. 149. Целиком подчиняя индивида абсолютной власти государства, Гоббс тем не менее оставляет ему возможность воспротивиться воле суверена. Эта возможность – право на восстания. Она открывается лишь тогда, когда суверен, вопреки естественным законам, обязывает индивида убивать или калечить самого себя либо запрещает защищаться от нападения врагов. Защита своей собственной жизни опирается на высший закон всей природы – закон самосохранения. Закон этот не в праве преступать и суверен. Иначе он рискует потерять власть. *** Сколь ни внушительна роль естественных законов, однако сами они по себе к исполнению не обязательны. Превратить их в безусловный императив поведения может только сила. Для Гоббса естественный закон, как мы уже отмечали есть свобода что-либо делать или не делать, а позитивный закон – предписание делать или, наоборот, не делать что-либо. Естественные законы обязывают индивида желать их осуществления, но не могут его заставить практически действовать в соответствии с ними. Непременно нужна сила, способная жестко лимитировать право каждого на все и решать, что кому принадлежит, что является правом, а что им не является. Абсолютная власть государства – вот, по мнению Т. Гоббса, гарант мира и реализация естественных законов. Она принуждает индивида выполнять их, издавая гражданские законы. Если естественные законы сопряжены с разумом, то гражданские – опираются на силу. Однако по своему содержанию они одинаковы. Всякие произвольные выдумки законодателей не могут быть гражданскими законами, ибо последние суть те естественные законы, но только подкрепленные авторитетом и мощью государства. Их нельзя ни отменять, ни изменять простым волеизъявлением государства. Ставя гражданские законы в такую строгую зависимость от естественных, Т. Гоббс хотел, вероятно, направить деятельность государства на обеспечение развития новых, буржуазных общественных отношений. Но навряд ли он имел при этом намерение подчинить государственную власть праву.

A2.3.2.13 Государство и механицизм

Местом классика политико-юридической мысли Гоббс в не малой степени обязан и своим приемом исследования государства и права. Гоббс стремился внедрить в науку о государстве и праве элементы математического метода (в частности, действие сложения и вычитания однопорядковых величин). Он полагал, что в политики можно вычислить отношение государств, если суммировать договоры между ними; в юриспруденции – определить права или правонарушения, если сложить закон и факт. Желанием поставить изучение государства и права на рельсы объективного научного анализа были обусловлены широко применявшиеся Гоббсом (хотя и давно известные) аналогии с человеческим организмом. Строение государства он уподоблял устройству живого организма: суверена – душе государственности, тайных агентов – глазам государства и т. д. Маркс К и Энгельс Ф. Соч. Т. 1. С. 111. Гражданский мир сравнивался им со здоровьем, а мятежи, гражданские войны – с болезнью государства, влекущие за собой его распад и гибель. Основную методологическую нагрузку несут у Гоббса, однако не эти биологические параллели. Главную роль играет подход к государству как к «искусственному человеку», то есть как к целесообразно, искусно сконструированному людьми из различных пружин, рычагов, колес, нитей и прочее механизму-автомату. Противоречило ли такое сугубо механистическое видение государства уподобление государственности живому организму? Нет, не противоречило, ибо Гоббс считал саму природу, вообще все существующее в мироздании устроенными и функционирующими по типу механизма. 17 век не даром был триумфом классической механики и выраставшего на почве его достижении механицизма как универсального объяснительного принципа. Начиная с Гоббса, в западноевропейской политической теории утверждается понимание государства в качестве машины, имевшие затем долгую и сложную судьбу. Вслед за Н. Макиавелли и Г. Гроцием Гоббс стал рассматривать государство не через призму теологии, а выводить его законы из разума и опыта. Но это вовсе не значит, что эпиграфом к своей политико-юридической доктрине он избрал слова «Бога нет!». К современникам Гоббс обращался на языке, им доступном: цитировал Священное Писание, рассуждал о христианском государстве и царстве тьмы, называл государство ввиду его земного всемогущества «смертным богом» (схожая форма встречается у Гегеля) и т.д. В том, что он вёл борьбу не со словами, выражавшими религиозные предрассудки и суеверия, а прежде всего с самими этими суевериями и предрассудками в их сути, ярко проявились научный талант и зрелый политический такт Т. Гоббса . История политических и правовых учений М. 1994. С. 267.

A2.3.2.14 Секуляризация власти, ф. правл. и разд. властей

С помощью концепции договорного происхождения политической власти Гоббс развивал идею легитимирования и оправдания государства через разум и сознание. Договорное учение о государстве было направлено против феодально-теологических трактовок (патриархальной, монархии божьей милостью, связью между единобожием и единоличной властью и др.) и в целом соответствовало капиталистическим отношениям, универсальной юридической формой которых, как известно, выступает договор, контракт. С государства был снят ореол мистицизма; оно стало рассматриваться как один из многочисленных результатов правового соглашения - контракта, как продукт человеческих действий, а не деятельностью некого «божественного сознания». Следовательно, если религиозные явления не имеют никакого отношения к созданию государства, то и вмешиваться во власть и политику религия не должна. Здесь следует отметить, что под религией Гоббс имеет в виду католицизм и значение, которое он играл в XVI-XVII вв. При классификации форм правления Гоббс следует античной традиции с одним принципиальным исключением — неправильных форм быть не может. Неправильные формы — не более, чем отрицательные наименования монархии, аристократии, демократии, и выражают лишь мнение говорящего, что никоим образом не сказывается на природе этих форм. Но при этом Гоббс считал, что монархия все же наиболее целесообразна, исходя из своей теории происхождения государства, основываясь на том, что договор как основа возникновения государства является своеобразным согласием подвластных, признающих политическую власть. То есть политическая власть организованна как единый субъект. Отсюда определение государства: “Государство есть единое лицо, ответственным за действия которого сделало себя путем взаимного договора между собой огромное множество людей, с тем, чтобы это лицо могло использовать силу и средства всех их так, как сочтет необходимым для их мира и защиты”. Тот, кто выступает носителем политической власти, называется сувереном, о нем говорят, что он обладает верховной властью, а всякий другой является его подданным. То есть это государство - монархия, абсолютная власть. Тут следует отметить, что Гоббс отождествлял государство с мифическим чудовищем – Левиафаном, подразумевая что это Бог, составленный из большого количества людей. Он могущественен, но в то же время смертен. Нормальным, здоровым государством Гоббс считал такое, в котором обеспечены право человека на жизнь, безопасность, справедливость и благоденствие. Под этим углом зрения и определялись качества политической власти, ее права и способности. Преимущества монархии Гоббс выводит, сравнивая с иными формами правления и анализируя проблемы власти как таковой. Гоббс называет такие причины предпочтительности монархии: 1. при этой форме правления чаще всего происходит совпадение интересов суверена и подданных. Всё богатство, могущество и слава монархов обусловлены богатством, силой и репутацией его подданных. В то время как при демократии и аристократии все наоборот. 2. люди всегда испытывают страх перед безответственностью верховной власти. Суверен может подвергнуть любого гражданина не только за конкретное правонарушение, но и просто в гневе. Но следует учитывать, что такая вероятность увеличивается пропорционально числу правящих. 3. в монархии решения принимаются быстрее и они, как правило, более обдуманны. На собраниях всегда сталкиваются различные мнения, что грозит рождением противоборствующих партий. Так Гоббс доказывает, что монархия владеет всеми недостатками, свойственными власти вообще, но в наименьшей степени по сравнению с другими формами правления. Недостатки суверенной власти ни в коем случае не должны порождать мнения о возможности ее ограничения. Критерием определения полномочий верховной власти для Гоббса являлось прежде всего ее способность преодолеть экстремальные состояния общества, “войну всех против всех”, Поэтому верховная власть должна быть “так обширна, как только можно ее представить”. В этой связи Гоббс (в отличие от Монтескье), решительно отвергал концепцию разделения властей как разделения суверенитета между борющимися группировками, партиями и классами. Отстаивая единство верховной власти и неделимость суверенитета, Гоббс в то же время признавал другой аспект теории разделения властей, а именно: необходимость распределения компетенции в осуществлении власти и управления, своеобразное разделение труда в государственном механизме как гарантию упорядоченности и контроля. Он выдвигал концепцию политического (государственного) абсолютизма, покоящегося на “рационально-бюрократических” принципах властвования и управления. Указанные свойства политической власти (суверенитет, единство, абсолютизм) Гоббс считал общими и существенными для всех форм государства, как монархических, так и республиканских. Тем не менее, симпатии Гоббса принадлежали монархии, которая, на его взгляд, наиболее приспособлена для осуществления главной цели государства – обеспечения мира и безопасности народа. Это одна из ведущих теорем его политической геометрии.

A2.3.3 О религии

В чем видит Гоббс корни религии? Корни религии, по мнению Гоббса, лежат в страхе человека за свое будущее, страх будущего побуждает людей искать причины вещей и явлений ибо "знание их позволяет людям устроить настоящее лучше и так, и так чтобы оно больше служило им на пользу." Отсюда ведут две дороги: одна ведет к признанию существования высшей силы, называемой нами богом; другая к созданию в воображении множества богов, которые должны нам не только объяснять причину предметов и явлений мира, но и помогать получить нам необходимые предметы, если они нам полезны, и избегать их, если они могут принести нам вред. Доискиваясь в причину вещей люди приходят к заключению, что должна существовать последняя причина ,которая сама по себе причину не имеет. Эту последнюю причину люди называют богом. Но эта мысль о причине есть лишь абстрактное умственное заключение, никакого представления об этой последней причине люди иметь не могут. В большинстве случаев незнание природы вещей и явлений заставляет людей полагать, что эти явления вызваны кокой-то неведомой ,таинственной силой. Так как явления причиняют людям удовольствие или страдание, то ясно, что они хотят знать что за сила ,которая всесторонне влияет на их жизнь, и они поэтому выдумывают всевозможные таинственные силы, от которых они зависят. А "этот страх перед невидимыми и необъяснимыми вещами является естественным семенем того, что мы называем религией." Боги, говорит Гоббс, - суть не что иное, как творение нашего воображения, и нет вещи имеющей название, которая не была бы рассматриваема людьми как бог или черт." Основные идеи Гоббса вкратце можно резюмировать следующим образом. Страх перед будущим - корень религии. Невежество, то есть незнание причин явления, и склонность видеть повсюду таинственные силы и неведомых духов - основная причина религиозных верований и религиозного культа. Сознательный обман и закрепления невежества среди народов, как лучший способ держать их в повиновении - к этому сводится всякая деятельность служителей религии . Такие взгляды на религию прямо ведут к атеизму, и как бы Гоббс не подчеркивал, что речь идет только исключительно о языческих религиях, а не о религиях откровения, для всех очевидно, что речь у него идет о всех религиях. Можно смело сказать, что Гоббс вплотную подходит к пониманию религии и религиозных культов того времени, как к орудию для подчинения . Гоббс Т. Сочинения. М.1989 Т. 2. С. 379-380.

A3 Заключение
A3.1 № 1

Заключение Стоит заметить, что философская система Томаса Гоббса обладает все теми же недостатками, что и вся механическая методология в целом, но как и вся методология она сыграла очень важную роль в истории развития общественной мысли. Мощный ум Гоббса, его проницательность позволили Гоббсу построить систему, из которой черпали, как из богатого источника, все буржуазные мыслители не только семнадцатого, но и восемнадцатого и двадцатого веков вплоть до современности. Итак, из философской системы Томаса Гоббса можно выделить, что государство, или искусственный человек (Левиафан), в форме монархии является единственным путем к спасению от хаоса и гражданской войны. Великий философ видит, что все современные ему государства должны отмирать. Те государства, которые не соответствуют идеальному государству Томаса Гоббса, обречены на вымирание и опять люди вернутся к естественному состоянию войны всех против всех, и так будет продолжаться бесконечно долго, пока они не построят государство по прототипу Левиафана. Идея идеального государства по Томасу Гоббсу стала идеей тоталитарного государства. XX век показал, что тоталитарные государства имеют право на существование. Но эти государства, построенные на крови, быстро распадались или были завоеваны другими тоталитарными государствами. Конечно, тоталитаризм с точки зрения современного человека недопустим из-за его не гуманному отношению к личности, но с точки зрения человека XVII – XVIII веков в этом не было ничего постыдного. Но нас рассудит история. Мы не можем предсказать, как будет развиваться наше сознание, может быть когда-нибудь и осуществится мечта Томаса Гоббса и будет построено такое государство, какое описывал в своей философской системе великий ученый. А может идеи его никогда не найдут отражения в нашей будущей истории. Время покажет кто прав… Какова человеческая природа в действительности, каковы те влечения и склонности, которые определяют в конечном счете поведение людей? Ответ Гоббса предельно ясен и недвусмысленнен: "…люди по природе повержены жадности, страху, гневу и остальным животным страстям", они ищут "почета и выгод", действуют "ради пользы или славы, т.е. ради любви к себе, а не к другим". Эгоизм объявляется, таким образом, главным стимулом человеческой деятельности. Но Гоббс не осуждает людей за их эгоистические наклонности, не считает, что они злы по своей природе. Ведь злы не сами желания людей, указывает философ, а только результаты действий, вытекающих из этих желаний. Да и то только тогда, когда эти действия приносят вред другим людям. К тому же надо учитывать, что люди "по природе лишены воспитания и не обучены подчиняться рассудку".

A3.2 # 2

Таким образом, политическое и правовое учение Гоббса находится в русле теорий естественного права и договорного происхождения политической власти. Как мы увидели, осуществление естественно-правовых законов о мире, эквиваленте, равенстве, договоре, справедливости, собственности Гоббс связывал с переходом человека в политическое состояние. Все они резюмируются в одном общем правиле: не делай другому того, чего бы ты не желал, чтобы было сделано по отношению к тебе. По его теории, государственная власть нужна для того, чтобы принудить людей к выполнению соглашений. В юридическом плане переход к политическому состоянию выражается в том, что естественные законы конкретизируются в форме позитивного («гражданского») законодательства, издаваемого государственной властью. Естественные законы, по Гоббсу, не являются лишь внешне обязывающими предписаниями действий и поступков. Они указывают, что в человеческих действиях соответствует разуму, а что противоречит ему. Следовательно, естественные законы содержат оценки хорошего и плохого, справедливого и несправедливого. Иначе говоря, эти законы есть взаимосвязь юридической и моральной сфер. Концепция же Гоббса об абсолютной государственной власти цена открытым и ясным выражением весьма типичного для определенного толка идеологии представления об основном достоинстве государства. Ее выразители считают, что государство обладает таким достоинством, если надежно охраняет (при этом любыми средствами) порядок – порядок угодных им отношений в обществе. Но такие кардинальные вопросы, как: становится ли при этом государство самодовлеющей силой, чуждой обществу и противостоящей ему, подконтрольно ли оно обществу и ответственно ли перед ним, строится и функционирует ли государство на демократических и правовых началах, - сторонниками политического абсолютизма либо игнорируются, либо признаются малозначащими и отодвигаются куда-то на задний план. В произведениях Гоббса много говорится об «обязанностях суверена». Все они, содержатся в одном положении: благо народа – высший закон. Долг суверена, по Т.Гоббсу, хорошо управлять народом, ибо государство установлено не ради самого себя, а ради граждан. Эти формулы исполнены политической мудрости и гуманизма. Но в рамках учения Т. Гоббса о государстве они выглядят скорее как декоративные вставки. Дело в том, что согласно Т.Гоббсу, люди, которые уже осуществляют верховную власть, в какой-либо реальной зависимости от народа не находятся и посему никакой обязанности перед ним не несут. Правители испытывают лишь нечто субъективное «по отношению к разуму, который представляет собой естественный, моральный и божественный закон и которому они должны повиноваться во всем, насколько это возможно». Так как создания соответствующих социальных и правовых институтов, которые бы извне гарантировали подобное повиновение суверена, Гоббс не допускает, то оно вообще представляется химерическим. Стоит отметить, что это совершенно в духе идеологов абсолютизма – заботу о порядке в обществе возлагать на аппарат, гражданские законы, на всю реальную физическую мощь государства, а заботу о благополучии народа отдавать на откуп «доброй воле» правителей. Необходимо отметить, что заслуга Т.Гоббса, заключается в том, что стал рассматривать государство не через призму теологии, а выводить его законы из разума и опыта. Желание поставить изучение государства и права на рельсы объективного научного анализа, приводят Т.Гоббса к применению аналогии государства с человеческим организмом. Главную роль играет подход к государству как «искусственному человеку», т.е. как к целесообразно, искусно сконструированному людьми из различных пружин, рычагов, колес, нитей и проч. механизму-автомату. При этом строение государства он уподоблял устройству живого организма: суверена – душе государственности, тайных агентов – глазам государства и т.д. Гражданский мир сравнивался им со здоровьем, а мятежи, гражданские войны – с болезнью государства, влекущей за собой его распад и гибель. Именно с Т.Гоббса, в западноевропейской политической теории утверждается понимание государства в качестве машины, имевшее затем долгую и сложную судьбу. В целом, теория Гоббса оказала большое воздействие на развитие политико-юридической мысли и его времени, и более поздних периодов. Можно сказать, что концепции государства и права XVII-XVIII вв. складывались в значительной степени под знаком проблем, поднятых Гоббсом. Мощный ум Гоббса, его проницательность позволили Гоббсу построить систему, из которой черпали, как из богатого источника, все буржуазные мыслители не только семнадцатого, но и восемнадцатого и двадцатого веков вплоть до современности.

A3.3 № 3

Теория Гоббса оказала большое воздействие на развитие политико-юридической мысли и его времени, и более поздних периодов. Можно сказать, что концепции государства и права XVII-XVIII вв. складывались в значительной степени под знаком проблем, поднятых Гоббсом. Политическая философия Т.Гоббса весьма противоречива. Но, так или иначе, Гоббс отразил насущную потребность гражданского общества в установлении порядка, превратив государство в его инструмент. «Левиафан» Гоббса призван обеспечить нормальную жизнь гражданского общества, с соблюдением всех прав, принадлежащих ему. Ошибка же его состоит в идеализации абсолютной власти, приписанием ей несовместимых с ней моральных качеств. Но следует так же отметить, что Гоббс был прав в том, что в условиях общественного хаоса право умирает, и предотвратить это можно только в том случае, если изначально стабилизировать положение общества, сконцентрировав право на власть в одной точке, в руках государства, что способна выполнить не ограниченная монархия.

A3.4 № 4

Заключение Государство Гоббс рассматривает как результат договора между людьми, положившего конец естественному догосударственному состоянию «войны всех против всех». Он придерживался принципа изначального равенства людей. Отдельные граждане добровольно ограничили свои права и свободу в пользу государства, задача которого — обеспечение мира и безопасности. Гоббс превозносит роль государства, которое он признаёт абсолютным сувереном. В вопросе о формах государства симпатии Гоббса — на стороне монархии. Отстаивая необходимость подчинения церкви государству, он считал необходимым сохранение религии как орудия государственной власти для обуздания народа. Государство представляет собой, по Локку, совокупность людей, соединившихся в одно целое под эгидой ими же установленного общего закона и создавших судебную инстанцию, правомочную улаживать конфликты между ними и наказывать преступников. От всех прочих форм коллективности (семей, господских владений) государство отличается тем, что лишь оно воплощает политическую власть, т.е. право во имя общественного блага создавать законы для регулирования и сохранения собственности, а также право применять силу общества для исполнения этих законов и защиты государства от нападения извне. Строя государство добровольно, прислушиваясь только к голосу разума, люди предельно точно отмеряют тот объем полномочий, которые они затем передают государству. О каком-нибудь полном, тотальном отказе индивидов от всех принадлежащих им естественных прав и свобод в пользу государства у Локка нет и речи. Право на жизнь и владение имуществом, свободу и равенство, человек не отчуждает никому и ни при каких обстоятельствах. Эти неотчуждаемые ценности - окончательные границы власти и действия государства, преступать которые ему заказано. Цель этого объединения – общее благо.

A4 Литература
A4.1 № 1

Список использованной литературы I. Политика и право 1.1. Политология.// Под редакцией Марченко М.Н.-М.; Зерцало 1999. 1.2. Теория государства и права.// Под редакцией Марченко М.Н.-М.; Зерцало 1997. 1.3. Большая советская энциклопедия.// Гл. ред. Прохоров А.М.: в 30-ти томах. М.,1971. 1.4. Философский энциклопедический словарь.// Гл. ред. Прохоров А.М.: М.,1989. 1.5. История политических и правовых учений.// Под ред. Нерсесянца В.С.. М. 1994. 1.6. История политических и правовых учений. Средние века и Возрождение. М., Наука, 1986. II. Специальная литература 2.1. Локк Дж., О государственном правлении.// избранные философские произведения: в 2-х томах М., 1960. 2.2. Нарский И.С., Западноевропейская философия XVII в., М.,1974. 2.3. Соколов В.В., Европейская философия XV-XVII вв., М., 1984. 2.4. Ческис А.А., Томас Гоббс, М., 1929. 2.5. Мееровский Б.В., Гоббс, М., 1975. 2.6. Быховский Б.Э., Психофизическое учение Томаса Гоббса, «Вестник комакадемии» 1928, №26 (2). 2.7. «Под знаменем марксизма», 1938 №6 (статьи Быховского Б.Э., Германа Л., Петросовой М., Бихдрикера Д.) 2.8. Деборин А.М. Томас Гоббс, в его сб.: Очерки по истории материализма 17-18 вв., М.-Л., 1930. 2.9. Голосов В.Ф., Очерки по истории английского материализма 17-18 вв., Красноярск, 1958. 2.10. Томас Гоббс, Избранные произведения, т.1-2, М.,1964. 2.11. Томас Гоббс, Избранные сочинения, т.1-2, М.-Л.,1926. 2.12. Томас Гоббс, Сочинения, т.1-2, М.,1989. 2.13. Гвоздоленый В.А., Основы философии: этапы развития и современные проблемы. История западной философской мысли. М., 1993. 2.14. Зорькин В.Д. “Политическое и правовое учение Томаса Гоббса” “Советское государство и право”, 1989 г., №6. 2.15. Филосовский словарь. Под ред. М. М. Розенталя. Издание 3-е, М. Политиздат 1972 г.

A4.2 # 2

1. Гоббс Т. Сочинения в 2 Т. Т2. /составитель и редактор В.В. Соколов, пер с лат и англ. – М.: Мысль. 1991 2. Зорькин В.Д. «Политическое и правовое учение Томаса Гоббса» // “Советское государство и право”, 1989 г., №6. 3. История политических и правовых учений: Домарксистский период: Учебник под ред О.Э. Лейства – М: Юридическая литература, 1991 4. История политических и правовых учений: Учебник для вузов. Изд-е 4-е под общ. ред. профессора В.С. Нерсесянца. – М: Издательская группа НОРМА-ИНФРА * М, 2004. 5. История философии в кратком изложении /пер с чешского И.И. Багута – М: Мысль, 1994 6. История философии: учебник для вузов / В. П. Яковлев – Ростов н/Дону Феникс 2004 7. История философии: учебник для вузов /В.В, Ильин – СПб: Питер 2005 8. Мееровский Б.В. Гоббс. - М., Мысль 1975 9. Радугин А.А. Философия: Курс лекций – М. Центр. 1997

A5 Введение
A5.1 № 1

Данная дипломная работа посвящена изучению правовых и политических мышлений великого английского философа Томаса Гоббса. В своих произведениях “О гражданине” и “Левиафан” Гоббс впервые в Новое время в систематическом виде разработал светскую теорию политической власти, государства и права. В познавательном аспекте данное учение было направленно против схоластических феодально-религиозных воззрений на государство и право. В идеологическом плане - сориентирована на обоснование сильной власти (политический абсолютизм), способной обуздать революционные страсти и обеспечить прочный мир. В условиях, когда пришедшие к власти крупная буржуазия и новое дворянство боролись как с феодалами-реакционерами, так и с революционной демократией, “Левиафан” оказался спроецированным, прежде всего на оправдание буржуазно-дворянской диктатуры Кромвеля. Политическое и правовое учение Гоббса покоится на философско-методологических порциях механистического материализма, детерминизма и деизма. Гоббс подчеркивал практическую, созидательную направленность политической науки, полагая, что постижение закономерностей политической жизни должно служить искоренению кровопролитий, насилий и войн, благоденствию всех людей. Сегодня Россия стоит на перепутье между дорогой на демократизацию общества и государства или обратным путем к тоталитарной системе управления. Куда пойдет наша страна? Боюсь, сейчас на этот вопрос точно ответить никто не сможет. И поэтому  нужно как всегда обратиться к историческому опыту и философским теориям, выдвинутым великими философами, которые рассматривали идеальное государство и право каждый в своем представлении. Многие из этих ученых определили дальнейшее развитие многих стран на долгие годы, но всё-таки большинство из них выдвигали утопичные идеи. И даже сейчас в эпоху научно-технического прогресса существуют страны, в которых даже самые утопичные идеи стараются воплотить в жизнь. Россия, несмотря на то, что она уже пережила семьдесят лет тоталитаризма, может в начале XXI века снова вернуться к этому строю. И поэтому очень важно рассмотреть основы идеального тоталитарного государства в трудах философов и, в частности, Томаса Гоббса. Его идеи являются образцом представления о тоталитарном государстве, его законах, государственных служащих, правах и обязанностях суверена и гражданина. Но надо отдать должное, что Томас Гоббс использовал в своих работах идею общественного договора.  

A5.2 № 2

Веком гениев называют 17-е столетие историки философии и естественных наук. При этом они имеют в виду множество блестящих мыслителей, трудившихся тогда на поприще науки, заложивших фундамент современного естествознания и по сравнению с предшествующими столетиями далеко продвинувших естественные науки, особенно философию. В созвездии их имен первостепенное место принадлежит имени английского философа Томаса Гоббса, являвшегося сторонником абсолютизма государственной власти. Присущая Гоббсу самозабвенная преданность науке и философии позволила ему достичь тех значительных результатов в области философии, которые делают его труды и произведения интересными и поучительными до наших дней. Его многочисленные работы, до конца не исчерпавшие заложенный в них мыслителем потенциал, до сих пор являются востребованными, как в научном, так и в практическом плане. Не является исключением и эта работа, посвященная естественным законам и государству, изложенным в концепции Томаса Гоббса. Государство по взглядам Гоббса обладает наивысшей возможной властью и оно "безнаказанно может делать все, что ему угодно". Государство, это - великая и могучая сила, своего рода "смертный Бог", безраздельно властвующий над людьми и возвышающийся над ними. Естественно, создавая свою философию, Гоббс не предполагал, что составляющие его теории о происхождении государства (как нам кажется) будет использована в целях мирового господства США, но в последнее время, как в нашей стране, так и за рубежом все очевидней проявляются тенденции абсолютизма, у истоков которого находился этот знаменитый английский философ. Вполне очевидно, что идеологи абсолютизма в США, черпающие свои знания, в том числе и в учении Т. Гоббса, распространяют интересы и власть «американского суверена» на многие регионы мира. Такие права «суверена», как - «право объявления войны и заключения мира в зависимости от того, что он найдет полезным» (в нашем случае война во Вьетнаме, Корее, Югославии и пр.); «право водворять порядок, при котором людям (в данном случае американцам и их союзникам) была бы обеспечена безопасность и спокойное существование (правительственные военные перевороты в Афганистане и Ираке)»; право «на монополию на жизнь и смерть подвластных (попрание гражданских прав и свобод, как самих американцев, так и граждан в других странах, под предлогом борьбы с терроризмом); «право запрещать вредные учения, ведущие к нарушению мира и направленные на подрыв государственного единства (спонсированные бархатные революции и в Грузии, Украине, экономическая блока Белоруссии); и другие права, сформулированные Гоббсом в его знаменитом труде «Левиафан», все настойчивее навязываются не только «подданным США», но и находятся на острие копья американской геополитики. Как представляется, взгляд на работы Томаса Гоббса под новым углом с учетом вышеизложенного, является не только поучительным, но также актуальным, и весьма значимым.

A5.3 # 3

В истории политической мысли различные проблемы, касающиеся власти, государства, формы правления, политических свобод и т.д. являются важными в любой исторический период. Для нашей страны всегда оставалась и будет оставаться важной проблема абсолютизма, разделения властей и выведения власти из под влияния религии. Это обуславливается следующими причинами: 1. в России монархическая форма правления существовала на протяжении длительного периода времени, более длительного чем во многих других странах. После весьма болезненного перехода к социализму (революция 1917 года), Россия вновь вернулась к абсолютной власти, но на этот раз в форме тоталитаризма. После падения этого режима Россия на протяжении 10-15 лет (с 90-х годов XX века) пытается построить капитализм на основе демократической формы правления, но у многих аналитиков складывается впечатление в безуспешности этих попыток. 2. христианство всегда играло большую роль в жизни российского общества (кроме середины XX). Но если в X-XII вв. христианство было лишь орудием в руках государства, то после XIII в. оно приобретает всё большее могущество и влияние на политику. Похожая тенденция наблюдается и в настоящее время. 3. идея разделения властей поднимается в России с XIX в., (проекты Сперанского и Гурьева, декабристов, социалистов и демократов), однако все попытки оказывались неэффективными. И на данный момент классическая система разделения властей, предложенная Ш.Монтескье в России не действует. В свое время эти проблемы были изложены Томасом Гоббсом (1588-1679 гг.) - политическим мыслителем и философом-материалистом, творчество которого относится к периоду английской революции середины XVII в. В своих основных произведениях: трилогии под общим названием «Основы философии» (ч.1 «О теле» (1655), ч.2 «О человеке» (1658), ч.3 «О гражданине» (1641)) и «Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского» (1651), Гоббс впервые в Новое время в систематическом виде разработал светскую теорию политической власти, государства и права. В своей работе я проанализирую политическую теорию Гоббса и попытаюсь сделать выводы о приемлемости его политических концепций для России.